Natalie (odna_zmeia) wrote,
Natalie
odna_zmeia

Categories:

Плоды разбора ящика рабочего стола

Искала давным-давно оставленный «на потом» шифр дела, вывернула верхний ящик стола, выкинула море листочков с ничего не говорящими мне уже телефонами, несколько просроченных банковских карточек, оставила полную подборку зарплатных квитков (за 15, если не 17 лет:)), просмотрела полистно 4 полностью законченных рабочих блокнота (черновики квартальных отчетов, подсчет сделанного, телефоны, шифры по халтуре, списки долгов, еще что-то), уверилась, что нужной бумажки (я еще не помнила, как она выглядит) в этом ящике нет, и тут на самом дне последним обнаружился лист выписок из фонда Московского почтамта, часть, относящаяся к 18 веку – тоже отложенный на потом, на когда-нибудь, когда будут силы и хоть какой-то просвет в беготне. Уже собравшись засунуть квитки обратно (о, какой источник по истории ценообразования и уровня жизни в Москве 1990-х-2000-х годов, я уже и сама не помню, в каком году сколько нулей было на государственных ассигнациях – в общем, это исторический источник, а не пачка бумаги для растопки, как стоило бы подумать.:)), из вороха мелких белых бумажек выпала одна мелкая желтая, и на ней и оказался искомый шифр. Московский почтамт и Клинский уездный земский суд ждут меня - допожарный город, постройка флигелей почтамта, штатные расписания, сведения о служащих, дела о покупке и продаже имений, и надо бы поторопиться, пока неотвратимо грядущая реорганизация не выкинула меня, не дай Бог, на улицу.

Так вот, пока рылась в старых рабочих блокнотах, наткнулась на забытые записи о командировке в Питер в октябре 2002 года. Ценности никакой, просто заметки на полях.

Гостиница без стульев. Ну да, гостиница «На Мучной» (за Гостиным двором, на Садовой), в которой нас поселили, и правда отличалась странным подбором мебели – в двухместном номере были только две кровати шкаф и, кажется, стол. Сесть, кроме как на кровать, было некуда, вещи, снятые с себя, ночью клали рядом с кроватью на пол.:) И температурка была бодрящая, градусов 14 – а так вроде бы все неплохо – чистенько, ремонт сделан, подъезд с улицы отмечен двумя барельефами времен модерна – прекрасными женскими головками. И еще там (на третьем этаже!) было слышно метро – так, что дрожал пол. («Сплиновский «Романс» я тогда еще не слышала, но, когда услышала, поняла прекрасно: «И слышно, как идет на глубине вагон метро…»)
Татуированный директор РГИА. Не помню, вообще не помню! Но раз записано – значит, вот такой он и был. Не могу сообразить – это тот самый, при котором разразился скандал о краже из хранилищ автографов деятелей войны 1812 года, или уже другой?
Последний раз, когда я была в РГИА по старому адресу – вопрос об их выселении в пользу такого нужного для всех Конституционного суда уже стоял, но еще не был решен окончательно, и я сама себе завидую. Парадная анфилада дома Лавалей – рабочие комнаты, в которые не пускали читателей, но нам показывали (осталась фотография, где я сижу в голубом, чуть ли не 18 века, кресле), уходящие в темноту полки стеллажей хранилища в Синоде, огромная голландская печь в вестибюле, тяжелые двери, сумрак, парадная лестница и бальный (читальный!:)) зал в доме Лавалей на Английской набережной, выглаженные временем каменные львы на низком крыльце – проходя мимо, я гладила им головы, зал общего присутствия Сената на углу площади и набережной, зеркальные ложные окна на глухой стене… Это все – все, кроме парадной анфилады – мог видеть любой, а теперь, надо полагать, видят конституционные судьи.:)
Внук Рудневой (кто это, вообще не помню? Т.е. не понимаю, из какой сферы моих интересов фамилия, кажется, кто-то из архивистов, но никакой уверенности.) с усами, плавно переходящими в бакенбарды, Арчибальд Арчибальдович.
«Ты только ничему не удивляйся». Тоже не помню, к чему – впрочем, актуальность фразы по-прежнему велика.
Песок на Дворцовой. Да, песок, много песка – там перекладывали плитку, чуть ли не через год после предыдущей смены покрытия. Не знаю, что лучше – тогдашний песок или нынешние ларьки? «Мы ларьками сцепим землю, свяжем запад и восток» - вот, оказывается, как это выглядит.
Песок на Дворцовой. Булыжник из-под вытертого асфальта на Мучной, возле гостиницы. Я одна в городе, никого в нем не знаю (очень долго не знала, хоть и работать туда ездила, и на конференции, и гулять, и родню имела).
Песок. Булыжник. Львы.
Мышь в Москве, целый месяц работает на переписи населения, даже не помню, рассказывала ли я ей все это, или так и некогда было? Нынешний круг общения только начинает складываться. Время между.
Песок.

И последнее, из того же блокнота:
Объявление на дверях нашей приемной, 1999 год:
«Документы, содержащие сведения персонального характера конкретного человека, другим лицам не выдаются».
Tags: работа есть всегда
Subscribe

  • Анонсы. Много анонсов.

    Наконец-то вышло и собралось вместе все написанное в 2020-м году. Во-первых, это Н.А. Соколова, Ек.Ю. Лебедева "Спор о навязанных и сочиненных…

  • Переписка Пестелей. Письма в Митаву. 1817-1818.

    Наконец анонсируем следующий, уже очень давно законченный кусок переписки Пестелей. Нужно сказать, что на пути этого файла к публикации было очень…

  • Казус Фаленберга - анонс

    Лучше позно, чем никогда: статья давно вышла и давно вывешена, но все время что-то мешало. То ведро, то коронавирус, то отпуск...…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

  • Анонсы. Много анонсов.

    Наконец-то вышло и собралось вместе все написанное в 2020-м году. Во-первых, это Н.А. Соколова, Ек.Ю. Лебедева "Спор о навязанных и сочиненных…

  • Переписка Пестелей. Письма в Митаву. 1817-1818.

    Наконец анонсируем следующий, уже очень давно законченный кусок переписки Пестелей. Нужно сказать, что на пути этого файла к публикации было очень…

  • Казус Фаленберга - анонс

    Лучше позно, чем никогда: статья давно вышла и давно вывешена, но все время что-то мешало. То ведро, то коронавирус, то отпуск...…