?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Флешмоб про стихи

Страшно интересно оказалось, потому что обычно повод просто читать стихи находится не всегда.:) В общем, тебе дают поэта, ты вывешиваешь у себя одно нравящееся тебе стихотворение (вот тут самая большая проблема и кроется:) и выдаешь желающим по их просьбе еще какого-нибудь поэта. Авторы могу быть любые, как классики, так и современные нам сетевые авторы.
Поначалу мне удалось соблюсти граничное условие, поэтому стихотворение Галича от fredmaj у меня всего одно (все равно была проблема, что выбрать у автора, который, как мне кажется, уже давно врос в меня как какая-нибудь опорная балка?). Но тут получилось, потому хотя бы, что цитата из этого стихотворения есть у меня в юзеринфе.

«…И возвращается ветер на круги свои.»
(Еккл. 1:6)

За чужую печаль,
И за чьё-то незваное детство
Нам воздастся огнём и мечом
И позором вранья.
Возвращается боль,
Потому что ей некуда деться,
Возвращается вечером ветер
На кру́ги своя.

Мы со сцены ушли,
Но ещё продолжается действо,
Наши роли суфлёр дочитает,
Ухмылку тая.
Возвращается вечером ветер
На кру́ги своя,
Возвращается боль,
Потому что ей некуда деться.

Мы проспали беду,
Промотали чужое наследство,
Жизнь подходит к концу,
И опять начинается детство,
Па́хнет мокрой травой
И махорочным дымом жилья.

Продолжается действо без нас,
Продолжается действо,
Возвращается боль,
Потому что ей некуда деться,
Возвращается вечером ветер
На круги своя.

<10 апреля 1977>, Париж
А потом lubelia задала мне fredmaj. Надо будет кому-нибудь в рамках мести задать Мышь.:) И здесь все плохо, потому что выбрать одно я не могу вообще. В бессилии перед поставленной задачей вообще не беру стихов по Арде, спасибо, что смогла выбрать одно Пилатовское. Вот это:

...а у Пилата дочь, жена и кошка.
собака умерла тому три года,
дочь замужем давно, жена читает
Саллюстия и кормит птиц с балкона.
он учит арамейский третий месяц,
он точно знает, как в аду морозно,
он помнит все, что было и что будет,
и плачет по ночам перед рассветом.
он - пленник в неизменности событий,
он помнит все, и прозвище, и имя,
он молча ожидает новой казни -
и знает, что не выберется снова
из пустоты, вины, верховной власти,
он видит птиц, кружащих над голгофой,
грозу и солнце, страшное, как кара,
и голова болит и не проходит.

А это - вне сюжетов, в принципе никакого знания контекста не предполагает, хотя для меня это "стихи про Ткварчал" по мотивам нашей поездки туда осенью 2012 (или 2011?) года, про ДК, в котором я видела самую лучшую и практически не использующуюся по назначению театральную площадку.

...Моцарт столетия не выбирает -
просто играет всю жизнь напролет
(Б.Окуджава)



за спиной остается ДК - дом с проломленной крышей
там прекрасная сцена
там высокие травы окутали стены
и ни звука не слышно.
Год за пять, все пройдет, время лечит любого,
это злое лекарство
словно призрак иду по развалинам царства
и снова, и снова
по колено в траве, как в воде, по кремнистому краю
звуки дальние зыбки
будто <Моцарт играет на старенькой скрипке> -
а я подпеваю.
Я безбожно фальшивлю, я плачу, я, кажется, знаю
эту горькую милость:
в самом деле - еще ничего не случилось!
и я - подпеваю
неизвестно кому и чему - ветру, скрипке ли, птицам,
хрустко высохшим травам?
я пою, он играет, и горечь той давней отравы
растворяется в солнце на лицах
размывается соком полыни и ветром, травой и слезами -
все живые светло и беспечно
в мертвом городе, будто в раю
эта музыка вечна
он играет, а я подпою -
и останется музыка, музыка, ставшая нами.

Из "декабристских" стихов тоже очень трудно выбрать, поэтому я совсем уж нарушу всякие приличия, и их будет, мягко сказать, не одно.:)
Самое любимое, наверно, вот это:

Призраки полудня или Басаргин приехал в Тульчин
(посв. Натали Одной Змее - по итогам разговора)


на исходе жизни, в третьем часу
по полудни, в город ничтожный и пыльный
ты въезжаешь, твердя про себя, что дважды
не войти здесь в одну и ту же реку.
на исходе жизни вернуться к истоку,
где деревья гробы обвивают корнями,
где когда-то... страшное слово - "когда-то"
поднимается в небо полуденным зноем.
поневоле взгляд прикипает к стенам,
поневоле ищет слепые окна - там, за ними...
и тянет перекреститься, потому что кажется -
как иначе? - это только призраки летнего полдня,
а кругом октябрь и грязь до ступиц,
а кругом - но видишь? - они выходят
из деревьев, стен, из окрестных улиц
из больного сердца, из дальней дали...
пополудни в три полумертвый город
наполняют дети иного века.
их глаза ясны, их пронзает солнцем
невозможный полдень, последним летом -
дальше только зимы и грязь распутиц,
дальше только снег, что вовек не стает
на висках - но летом все еще живы
даже те, кому не отбросить тени.
Так замри, молчи, не проси прощенья -
ты прощен, простивший, ты тоже с ними!..
...по полудни в три, в октябре, под ветром
в золотой июльский въезжаешь полдень.

А дальше - персоналии. Подумала сейчас, что, может быть, выделяю именно эти, потому что они, помимо всего прочего, выполняют, наверно, исходно несвойственную стихам задачу, делают то, что должна делать наука история: "отнять у времени его власть" (с, М.Е. Сергеенко).
В общем, это стихи о людях, которых или практически никто, кроме нас, не знает, или не знает такими.

(письмо Аграфены Барятинской племяннику в Петровский завод)

Алексашенька, милый друг,
табачку тебе не сыскали
«с кораблем», по великой печали
обошли все лавки вокруг.

Алексашенька, кажный день
вспоминаем тебя с сестрицей,
как засядем в нашей светлице,
говорить про тебя не лень.

...на Москве-реке ледоход,
над Москвой-рекой воет ветер.
Алексаша, на этом свете
вряд ли свидеться повезет.

кто же прежде уйдет туда
где ни страха, ни воздыханья,
где ни горя, ни расстоянья
где пройдет любая беда —

не скажу. Но на долгом веку,
княжьи дети, мы жили славно,
Алексашенька. Это — главное.
А к тому б еще — табаку.
Знаете, она ведь на самом деле такая - моя любимая женщина в семействе Барятинских - московская барыня, старая дева, всю жизнь жившая другими и для других, по словам племянницы, "почти святая" в своем повседневном служении ближним. Письмо племяннику про табак совершено реальное, просто стихи зачастую могу рассказать яснее, чем проза.


Разговор по дороге
Мой милый южанин, ну, что тебе делать на севере,
в этой далекой стране, где зима восемь месяцев?
Все будто бы складно - на деле же тянет повеситься!
Но ты же не слушаешь, ты, все расчислив и выверив,
думаешь: "Здесь мне ловить - это ясно - нечего",
веришь, что новое солнце будет добрей к тебе.
Думаешь: "Если я стану хозяин своей судьбе,
значит, поистине - север мое отечество!"
Милый южанин, на что тебе все те поветрия?
Ну, что тебя гонит по свету, как пух тополиный?
Ты думаешь: "эта дорога не кажется длинной",
да только дорога - она география, не геометрия!
А все-таки небо тебе улыбается - в добрый путь!
По ветру, по морю, по тряской дороге кати-кати,
мой милый южанин, не думай, что будет в конце пути
для трех поколений. Все выбрано, не свернуть.
...по белым камням стен разбрызганы капли алого
заката; не бойся, южанин, приметы и знаки - один слова
Ты видишь? - застава, ты слышишь, южанин, кричат: "Москва!
Герр Вольфганг, Москва, просыпайтесь, добро пожаловать!"
Первый из Пестелей на русской службе, приехал в Россию по приглашение Петра 1, при его жизни болтался в Петербурге, потом получил назначение на должность московского почт-директора, основатель династии московских почт-директоров (и "немецкой почты" как понятия), как многие из людей этого времени, искатель иной доли и лучшего будущего, человек не рядовой, хоть и не самый приятный, но он и в нем - начало, зерно другой истории.
В общем, вот такой он, судя по его запискам, и есть, до того, что когда я первый раз прочла это стихотворение, подумала, что оно исходно должно было быть написанным по-немецки.

Совсем последнее, написанное в поезде по дороге из Абхазии осенью 2012 года. Не знаю, почему из того, что Фред писал о П. Пестеле, я выделяю именно это:

(Приговор. Несбывшееся. — П.)

Предположим: в солдаты без выслуги. Значит — Кавказ.
Так служил бы он в этих местах, где лишь небо и море,
раз в сезон бы болел малярией, попал бы в приказ
о награде. Приказ отменили бы — тоже мне, горе! —
так служил бы. Начальство его б не любило вдвойне:
слишком умный и злой; и солдаты по отчеству б звали...
Может, даже и выжил бы. Даже и в этой войне
без конца и начала. За храбрость имел бы медали,
может, вышел в отставку бы — раненый, желтый, больной,
но живой. Поселился бы в Хосте, женился б на местной,
может быть!..
Но не будет.
И жизни не будет иной.
В Петербурге суды на исходе: читали. Известна
ныне участь и сила вины и «к смягчению» нет
даже строчки. Не сбудутся скалы и светлые воды,
малярия, женитьба, Кавказ... Остается рассвет
и десяток шагов до петли и последней свободы.
В общем, я не без удовольствия сделала в некотором роде рекламный, но совершенно непроплаченный пост,:) и готова, если что, поиграть и дальше.

Comments

lubelia
Jun. 16th, 2014 05:10 am (UTC)
Дай мне кого-нибудь в отместку, что ли?:)
odna_zmeia
Jun. 16th, 2014 03:53 pm (UTC)
Давай попробую:)
Ходасевич, например?
lubelia
Jun. 16th, 2014 03:58 pm (UTC)
Re: Давай попробую:)
Ходасевич - это богато, спасибо:))