?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

С днем рождения, Мышь!

Как и хотела, собрала все-таки подарок, но он получается объемным, поэтому пока только первая часть.:)
«…дело не в старых и не в новых формах, а в том, что человек пишет, не думая ни о каких формах, пишет, потому что это свободно льется из его души».
А.П. Чехов. Чайка.

Когда весной или летом этого года по ленте катался флешмоб «один стих от одного поэта», я некоторое время думала, что кому-нибудь, верно, может достаться неподъемная задача: выбрать один стих из Мыши. (В общем, в рамках этой задачи выбрать один из Фреда я так и не смогла, и тогда решила – когда придет Мышин день рождения, я сделаю подборку из нее, а заодно расскажу всему свету, что Мышь – мой любимый фэндомский поэт, да и, честно говоря, вообще один из любимых моих поэтов, безо всяких тусовочных рамок). И дело тут не в том, что я знаю контексты, понимаю, о чем она пишет, потому что мы знаем друг друга… с ума сойти, уже 14 лет, в конце концов, в фэндоме полно по-настоящему талантливых людей, нет, просто то, о чем она говорит, и то, как, эта прекрасная свобода существования в форме (и свобода от формы), мелодика, ритм, образные ряды – это так глубоко, так полно и так легко, что запоминается без усилий и приходит на память само. И потом, позже – что темы и смыслы я выплескивала ей на голову, потому что меня разбирало, а она не уклонялась,:) и они возвращались ко мне еще раз, так что иной раз я думала – может быть, я расскажу, а она потом об этом напишет (и так и было).:)
Поскольку у нас как-никак день рождения, я буду последовательна, и начну рассказывать про Мышь-поэта –в-моем-восприятии по порядку.:)

Итак, мы познакомились на Зиланте 2000 года, когда стоя с Раисой у какой-то казанской школы, в которой, помнится, проходила толкинистика, ждали, если я ничего не путаю, Ниенну. Мышь и Любелия тоже кого-то ждали, так, слово за слово, мы выяснили, что это «та самая Кеменкири, которая «Пески универа»:)), а заканчивала она школу № 43 г. Люберцы Московской области, которую в свое время закончила и Раиса. (Да, необходимое пояснение – к этому времени я месяца 2,5 как в фендоме, и знаю в нем, наверное, человек 5-6::).
Следующий раз… Следующий раз был весной 2001 года, когда мы случайно оказались рядом на каком-то из сборных концертов в «Маяке». Заговорили о стихах, и Мышь отдала мне пачку новых своих стихов, распечатанных на оборотках бланков с шапкой «Институт археологии АН СССР». Это был второй и в каком-то смысле последний раз, потому что потом перерывы в нашем общении были только на время ее отъездов в экспедиции, в общем, со мной случилась Мышь (и правда, мы же не знаем, кто может случиться с нами завтра?:)) Мне очень везло, со мной случались прекрасные люди, и в их числе одной из первых – Мышь, моя прекрасная талантливая сестра.
Да, так я про распечатки. Я возила их с собой и читала по дороге в метро. Мышь как автор, в первую очередь как поэт началась для меня с них – не с «Песков универа», не с «Археологии полыни», а текстов 2000 года. Увы, отобрать все, что мне нравится, в одну, даже в тематическую подборку, невозможно, поэтому я постараюсь кратко.
«Господин Б.» - без него никак нельзя. Вообще-то я не люблю кроссоверы – ни в прозе, ни в стихах, пересечение смыслов мне обычно только мешает, но тут что-то совсем иное. Это было такое дыхание истины, такая правда, что чуть ли не обжигает – я до сих пор помню этот момент, когда плачу в метро над распечаткой. Кажется, мне никогда раньше не доводилось плакать над стихами…

Господин Б.

Итак, господин Б., в некой локальной войне,
Названия коей не помню, лишившийся правой руки,
Обязанный очень многим покойной своей жене, -
Хотя бы тем, что дважды воскрес всему вопреки,

Нуждается в помощи общества, но случай не слишком тяжел,
Покупки да роскошь общения – как раз для нас, волонтеров, -
Вот список на десять лиц, крепитесь, работа не вол,
Вот комната на двоих, а год закончится скоро.

Итак, господин Б. не требует свежих газет,
Не затевает ремонт, не ездит в соседние страны,
Не просит гулять с собакой – ее давно уже нет, -
И все ж препоручен нам, как и прочие ветераны.

Зато он часто твердит: уж слишком мир искажен –
Ведь после второй из смертей супруга его не воскресла.
Нет, он не осудит тех, кто часто меняет жен…
(А слева – следы ногтей на старой обшивке кресла.)

А впрочем, он умолчит о длинной своей судьбе,
Привычно лицо отвернув к мороси заоконной.
И я еще полюблю приходить к господину Б. –
Отдыхать от рассказов иных о юности в Первой Конной,

О схватке за Перл Харбор, о битве за урожай
Скороспелого бамбука в Большой Песчаной Пустыне…
Закончится год. Подруга предложит: «Не уезжай».
Я вновь подпишу контракт, не думая о причине.

В ту ночь во сне будет все, о чем он не говорил:
Темницы, мосты, леса, короны, мечи и волки.
Подруга разбудит: «Скорей! Сейчас взойдет сильмарилл!
Не знаешь? Потом прочтешь – потрепанный том на полке».

Меня проберет до костей звезды отточенный свет,
Потом осенний рассвет – холодный, пустой, безбрежный,
И колкая мысль: да, мир искажен и возврата нет,
И Лютиэн умерла, но у нас еще есть надежда.

И еще одно из той же подборки, написано вокруг форумной и рассылочной полемики о второй редакции ЧКА, в эпиграфе – как раз такая полемическая статья, как и сама эта дискуссия, Страшно Серьезная:). И да, 2000 год был очень урожайным на яблоки, яблоки и старые сады потом будут еще не раз, зачастую в исходнике нашим, малаховским садом, но здесь-и-сейчас у нас еще разные яблоки, только дискуссия уже общая, и время – одно на всех.

«Учитывая это, я давно уже предложила представить полемику "Черной
книги" с "Сильмариллионом" в отношении благости Мелькора следующим
образом: назвать Мелькора Властелином Яблочного Повидла, Свет
представить как великую силу Грушевого Повидла, и заявить, что обе
названные сущности страшно враждуют с Вишневым Вареньем (т.е.
Пустотой).»
Ms. Twinkle

Падают груши со стуком в ночном саду…
Любелия

Был яблочный год и финиш тысячелетья.
Летело на землю то, что повидлом станет.
А мы угодили в Сети о Тьме и Свете,
Которые нас поили бурей в стакане.

Мы близились к сущности, невыразимой и светлой,
А небо сгущалось, и в тучах мерещилась Шелоб,
И яблоки не доживали до банки заветной,
Поставленной неколебимо в чулане замшелом.

Когда задождит, отречешься не только от идола
Над книгой потертой – мир целый покажется лишним…
Но лучше – под плащ, и уж раз в мире столько повидла,
Забросить все книги и выйти разыскивать вишни.

Найти, дотянуться – и сгинут столь важные даты,
И сок неразреженно-терпкий окутает души:
Землей и дождем, все уже совершилось когда-то,
Припомни: о чуткую твердь разбиваются груши…

Ну вот, а дальше – уже вместе. Следующее стихотворение – чуть ли не первое в феанорингской теме, кажется, оно писалось еще почти до всяких наших бесконечных разговоров. До сих пор частями помню его наизусть, перед отъездом Мыши в экспедицию я переписала его к себе в ежедневник (ЖЖ ни у кого еще нет, стихи не вывешиваются или собираются в более-менее крупные подборки и вывешиваются на какие-нибудь сайты. То, о котором я говорю, летом 2001 года еще нигде не вывешено. Все только начинается.:))

(Нерданель – 2 или Нельо)

...А Феанор нам указал пути,
Ты даже догадаешься, какие.
- Вернешься?
- Поздно.
Во дворе весна
Пройдет: всей Арды, после – Валинора,
И наконец – единственного древа,
Что, не стыдясь, цветет при Короле.
Там по цепи из девяти колец
Гуляет майя, некогда ученый, -
А ныне разучился даже быть,
Куда уж там до мудрого совета! –
Совет уселся чинно за рекой,
Но лишь о Смертных произносит речи.
- То знак судьбы, вернись – и расскажу
Всю мудрость позанынешней эпохи,
Той, где тобою – каждая строка.
Придешь ли?
- Поздно.
...В Гондоре весна,
И в сочиненье «Образ Нерданели»
Выводит строки зауми левша,
На буквы дуя:
«... и, прошед чертоги,
Предстал пред Намо. Но бессилен он,
Когда огонь – душой, проклятье – кожей, -
И как-то грустно «Вечность» произнес.
И, разум ненадолго обретя,
Я вновь смотрел на тяжкие деянья,
Но хуже грех – я не нашел отца
И, не решась на вопрошанье «Где же?»
Смотрел на вечность в стрельчатом окне,
И увидал – уж лучше поздно...
- Стой!
Мне дела нет до пыльных категорий,
Но ты придешь?

....Безмерная весна,
И строки полускрыты лепестками...
10.06.01

Дальше… дальше будет все та же тема, тексты, которые, наверно, настолько очевидны, что странно даже, что когда-то не были написаны,:) ставшие песнями, может быть, уже даже забывшиеся. Я выбирала те, в которых то, что сказано, кажется мне сказанным единственно возможным образом, когда содержание и форма неразделимы.

Фингон. Клятва.

Я имею на тебя право.
Я не верую в тщету чуда.
Хоть бы прочие кругом – правы,
Не устану, снова звать буду.

Сдвинул сердце я твое трижды
С мертвой точки тишины, с края.
Я добьюсь тебя. Дойду. Выжду.
Я не верую, хотя – знаю:

Это тело вряд ли жить сможет.
Слышишь – сотней голосов ноют:
«Он не выживет – собой». Что же!
Обещаю: будет жить – мною.

Зря ли был я – черных стен выше,
Где до неба и земли – равно?
Я тебя не отпущу, слышишь?
Я имею на тебя право.

...Листья падают – твоей масти.
Сквозь отчаянье кричу тьме я:
«Я ведь Нолдо, я и сам – мастер,
Я небывшее творить смею!»

Без ответа – плач ваш и яд ваш:
Слишком больно – вслух о том чуде.
Без свидетелей – моя клятва,
Не угроза, но обет: «Будет».

Нужно – черную твою гостью
Встречу грудью и уйду – выше...
Я столетья отдаю горстью.
Проживи их за меня, слышишь?

22-23.08.01
Малаховка – Люберцы – Часовня

Вариации наотмашь

Изображенья интересных мест
По кафелю - небрежно и невнятно.
Возьму - и нарисую сильмариль-
Звездою в круге, росчерком, мишенью.
Мой черный юмор, мой звериный стиль,
Моя депра, сгенеренная ленью.

Любелия

1
Не рисуй Сильмариль в подъезде -
Я увижу его с утра,
И постигнет на том же месте
То, что ты назовешь "депрА".

Бег вовне, отраженный в стуке,
Штукатурка дрожит под стать...
Не рисуй - обжигаю руки:
Не увидеть и не достать.

Вязкой горечью - тень финала:
Не оставить и не помочь...
Что похуже такого? Мало.
Только - видеть его под ночь.

Перепутать низы и выси,
И места, что и знать не след...
Не считай валинорских чисел,
Тех безмерно-несчетных лет -

Все равно же узнаешь вскоре:
Эти сроки - не для земли.
...Не Тирренское - нет ведь! - море
Поскользнется о корабли,

О сгоревший до пены остов,
Разве только не матерясь...
Как отчаянно, зло и просто -
Словно листья втоптали в грязь,

Словно вышвырнули из боя,
Словно все же послали - "на"...
"Тьма и кровь!" - выбирай любое,
Лишь погуще налей вина.
13.10.01, ночь - утро, после стиха Лю и письма Больдога

Вот это, например:
«...Не Тирренское - нет ведь! - море
Поскользнется о корабли» -
Мне кажется, что эти слова были всегда…

Здесь интересен контекст: и сама дискуссия на WWW-доске о клятве феанорингов, и то, как сложились отношения оппонентов (хорошо сложились, до сих пор вот дружим:)), и то, что эпиграф к стиху на самом деле как раз состоявшийся разговор между мной и Мышью, в общем, это такой… пусть будет – срез реальности.

Второе отречение

- Как ты для себя видишь отречение от Клятвы?
- С подоконника.
(Несостоявшийся разговор)


"Я отрекаюсь, ибо с меня довольно".
В речь облекаюсь, ибо еще безвольно
Не прилагаюсь к Клятве, еще живую
Душу собой являю, я - существую.

Небо снижаясь, падает? Нет, на месте.
Я продолжаюсь, не удостоен мести.
Раньше бы, чудо... Тенью: "Еще раскаюсь..."
Прочь! И покуда, радостью - "Отрекаюсь!"

Обморок звуков. "Подло!" и "Незаконно!" -
Шум суетливый. Тень при стекле оконном,
Мысли обрывок, свет от окна нерезкий...
И, как с обрыва: "Что еще на повестке?"

11.12.01, по следам WWW-Dискуссии

Ну и потом… Потом много всякого «потом», пусть оно будет стихами.
Стихи 2002 года:

Все слова золотые и славы лихие дела
Ледяная пустыня руками пустыми взяла.

Опускаются ниже созвездия, веки и речь,
И останется выжить, коль в снег не отважился лечь.

Мир еще узнаваем, хотя и не виден почти,
И страна неживая себя позволяет не чтить.

Ах, строка межевая - "Останься!" - былая беда!
Я не переживаю. Я пережил все - навсегда.

Оправдался делами, телами упавших за мной...
И веселое пламя плясало далекой стеной.

Снов отчаянных стая листает небес зеркала.
"-Ты истаешь. - Истаю, и мной прорастает скала."

Мыслей темное варево, что все бурлишь - об одном?
Я устал разговаривать с неисчезающим сном.

"- Ты исчезнешь. - Исчезну, как снам полагается - днем.
- День осыпался в бездну. - И новым восстанет огнем.

Это - горечь земная, тщета убегающих лет...
Но меня ты узнаешь в любом своем дне на земле.

А узнать, как и прежде легко меня - хоть вдалеке."
...По разбитой надежде и стали на правой руке.

4.06.2002.

Это уже давным-давно песня, ее поет Тас. За минувшие 12 лет степень присвоения текста у меня не уменьшилась.:)

* * *
И все это – правда.
И болью на убыль уносится дождь.
Мы выбрали право –
Замерзшие губы и «Врешь, не уйдешь».
От каменных стен и высокого града
Мы – дар Пустоте.
…Если все это – правда.

Мы выбрали ветер,
И красный закат, и обрубок Луны.
Но с белых соцветий –
Такая тоска по стране тишины!
Желанный покой –
Захлебнуться бы в пене и свете…
Нет, слишком легко.
И к тому же – мы выбрали ветер.

Не ладится вера,
Но камень на камень – в стене как в щите.
Мы верности мера,
Мы Долгого мира тревожная тень.
Мы приступа ярость и тяжкая сила примера.
Судьба состоялась.
Вот только – не ладится вера.

Холмы и прохлада –
Бескрайнего мира бездонны дары.
Не славы, не сладу
С веками прошу у вершителей этой игры –
Мы выбрали мир,
И себя, и да будет расплата:
Мы станем людьми.
Но вернутся – холмы и прохлада.

….По лопнувшей вере –
И капли видений, и камнем – утрата.
Не клялся, но верю,
Что близится день, и что все это – правда.

16.07, закат

Это и следующая - тоже песни. Через два года после того, как они были написаны, их спела Галенель, и первоначальный контекст (он здесь есть, обозначен в датах и инициалах) потерялся и переосмыслился, и тексты стали завершенными. Я слышу ее голос и сейчас, когда читаю их глазами – это так, и это правильно.

* * * *
Словно лист опадает - века,
Словно ветер по листьям гуляет, -
Но никто, никогда и никак
Мою верность не определяет.

Знаешь, верность приходит сама,
Не прося и не требуя даже,
Только в ночь отступают дома,
По которым она не укажет,

Только в ночь пролегают шаги -
Как обманчиво мирно и звездно! -
Оглянись, отшатнись, убеги, -
Ты успеешь, спасешься, - но поздно, -

Словно лист обрывается в ночь,
Словно ветер колотится в двери…
Не успеть, не сдержать, не помочь,
Так хотя бы останешься - верен.

01.05.03, приезд Б.

* * * *
Не мужчины они,
И не жены они –
Ветры они, бродящие в саду.
Ассирийское заклинание
(пер. В.К. Шилейко)


Здравствуй, ветер, бродящий по саду.
Я теперь все ясней узнаю
Эти тени, дорожки, ограду,
Шелестящую поступь твою.

Нас склоняя к траве головами,
Плыли кроны – твои корабли.
И о том, что не скажешь словами,
Говорил ты дарами земли.

А потом – вековая усталость,
Не поднимешь глаза на Звезду…
Наша легкая удаль осталась
В том заброшенном ныне саду.

И никто – знаешь сам – не в ответе
За оставленный северный дом…
Но когда ты не боле, чем ветер,
То вернуться не будет трудом.

Не страшит тишина неживая,
Если к прошлому смог прикипеть.
…Не тебе ли лететь, завывая –
Среди моря над скалами петь? –

Все острей ощущая досаду,
Сознавая тщету все сильней…
Здравствуй, ветер, бродящий по саду,
Саду памяти в Залах Теней.

11.06.03

Вот это:
«Здравствуй, ветер, бродящий по саду,
Саду памяти в Залах Теней». –
Тоже в памяти само по себе, давно обросшее множеством разных иных смыслов.

Песни верности

Dispossessed - 2
или
"Уходили то все же - жить..."


- Кто знал, что через пятьдесят
Лет.... шестьдесят? Какая разница!..
На ветках яблоки висят,
А Химринг строится и красится.

И будет урожай - держись!
Держи корзину, как сумеется...
Кто знал, что можно будет - жить,
А тьма и гибель - перемелются?

Кто отрекался, проклинал,
Пил жадно воздух, тьмой разреженный, -
Никто не ведал и не знал,
И даже может быть - не брезжило.

Я уходил на рубежи,
И приучал себя к зиме еще...
Кто знал, что можно будет - жить?
Всё тот же, сам едва умеющий.

Я смерти ждал - и вышел в сад.
(Ждал смерти? - им однажды пройденной...)
И вот - не берег, не леса,
Но земли эти будут *родиной*,

И уж отсюда не уйду,
А эти ветви - подтверждение...

...Там яблоки висят в саду
И размышляют о Падении.

08.2005

Помните, в начале – «яблочный год и финиш тысячелетья»? Это снова они, и год снова яблочный, по ночам в нашем саду грушовка роняет яблоки на крышу навеса. Теперь уже это и наш сад, предыдущие 4 стиха к этому времени незаметно для себя собрались в цикл, который называется «Песни верности» («А какое у нас чувство вины?» - «Вот такое у нас чувство вины!» - из того же цикла, но из другого стихотворения.) Следующее – тоже оттуда.

Теперь и всегда

Видишь облако? В нем алмаз. Кто теперь за кого в ответе?
Не за страх, а за совесть - враз отрекаясь от всех на свете,
Нарезая круги во тьме, натыкаясь во тьме на ели,
С боем двигаясь по зиме - на одной заводной эстели,

Раздавая удары впрок, развернув золотое знамя
Лгут критяне. Тебе урок - никогда не общайся с нами.

Любелия, «Критская тема»


Если яркий огонь горит –
И пугает, и ближе тянет.
Если остров зовется Крит –
Вероятно, на нем - критяне.

Вот костер их на берегу,
Выйди – заговорят открыто…
Говорят, что критяне лгут,
Отвечая: «Мы – люди Крита».

…Кто ковал им тогда – мечи,
Восемь ярких лучей металла,
Что на знамени… Стой, молчи,
Наблюдай – как глядят устало.

Кто учил их словам: «Забудь, -
(До земли наклоняясь над чашей) –
Никогда, никогда не будь,
Не желай быть одним из наших –

С боем двигаться по зиме
(Протоптаться на том же месте), -
Мы едины: мы все – во Тьме,
Ибо кончилась наша эстель».

Не страшись, но себе не лги.
Хлеб протянут – легко бери ты.
Но не слушай речей, беги,
Хочешь – посуху прямо с Крита,

Как сумеешь, хоть через льды,
По жаре и осенней стыни –
Прочь от дружбы их и вражды,
И от проклятой их святыни.

*

…Но слова расплескались впрок,
Разошлись по морям волнами,
И теперь у любых дорог
Вдалеке – золотое знамя.


[Вариант последнего четверостишия:

Но слова расплескались впрок
И шевелятся в каждом миге…
Худо, милый? Тебе – урок:
Не мешай в голове две книги.]

11.12.04, ползучая глосса на Лю и немного – на Анариона

Следующие два – не из циклов, первое – тоже песня, но то, как ее поют (как-то очень по-цыгански), мне не нравится, оно гораздо больше.
В общем, это и следующее – в каком-то смысле для меня парные.

Пепельный вальс

Tantum cinis scio quod est exurere
«Только пепел знает, что значит сгореть дотла»
С герба (современного)


Видно, верят – шли мы наяву
Морем вброд, -
Те, кто Домом Пламени зовут
Мой народ,
Верят – высекает искры гнев
Наших глаз…
Только пепел знает об огне
Лучше нас.

Странно – повторяют до сих пор
Тот рассказ,
Что народу искаженный лорд –
В самый раз,
Если уж не свел его на нет
Меч судьбы…
Только пепел знает об огне –
Он там был.

А когда сорвался счет потерь
Вновь во тьму,
Так ты и не понял, как теперь –
Одному?
Тенью промелькнуть в чужой судьбе –
Тоже честь…
Только пепел знает о тебе,
Кто ты есть…

Кровь, серебро,
Пух и перо,
Пламя, полет, цепи,
Все это блажь,
Путь, да не наш,
Истина – лишь пепел…
01-02.10.04

"...who fell at last in flame of swords
with his white banners and his lords."
Leithian, VI


Где же мы были, что же мы раньше делали? -
Соком древесным, светом, корой и листьями...
Бьется над башнями белое знамя, белое,
Гибель твою не желая принять за истину.

Не отступали мы - пали, неупокоены,
Рядом - и миги последние были схожими.
Белое небо Хитлума так устроено,
Чем-то всегда на знамя твое похожее.

Там, где мы прожили, отгоревало прежнее,
Где прорастали мы - травы взлетели пламенем.
Видишь, над башней облако белоснежное?
Я объявляю его королевским знаменем.

...Так и дошли, догорая, но до предела мы,
Так и взлетали пеплом - непобедимые...
Белое знамя, белое пламя, белое -
То, на двоих одно и на всех единое.

08.07.05, Балашиха, траншея № 1

Ну вот, а теперь, завершая тему, одно – по реалиям, о которых идет речь – игровое (это наши «Гавани» 2005 года, хвоя, обильно падавшая в суп, требование «дайте знамя», чтобы древком подцепить зацепившийся за крышу навеса тент, но, в общем, оно… разное. Пусть тоже будет.

Мы растаем во мгле – не зови, не ищи, не ходи вслед за нами…
Принесите мне шлем, разыщите мне щит, разверните мне знамя!
Пусть твой взгляд будет сух: для идущих на бой слёзы – злое прощанье…
В этом южном лесу мы простимся с тобой возле кана со щами.

Как давила нас Тьма, изгоняя покой, знаешь ты в полной мере,
Но тот кан ты сама своей твердой рукой унесла с Амон Эреб.
Пусть темны времена, непогода и зной, страх и сны об измене… -
Ты сказала: война остается войной, но обед не отменит.

И о нас ни одной из баллад не поют – все певцы поохрипли.
Мы на пне, под сосной созидаем уют, забывая, как влипли.
Мы последний рубеж, мы защита защит, ненадолго из боя…
Ты лепешку не режь – процеди только щи от нападавшей хвои!..

…Как костер наш трещит, как же близко – не плачь! – мы от слова «навеки»…
Положите на щит, заверните в мой плащ, опустите мне веки…

… - 28.09.2005 23:04

И, наверное, хватит уже, а пока затравка для перехода к другой теме:
(Уже не помню, к какой дискуссии:))

(К дискуссии;-)

И всё изменилось. Лишь жизнь – навсегда
По склону – обрыву – по срезу…
(Идут облака, пролетают года
И молния бьет по железу.)

И – в полубреду и каком-то году,
Цепляясь за светлое имя:
- Скажи мне, когда я оттуда уйду?
- Когда мы проснемся - другими.

27.11.2003, под телефонный разговор Змей и Фреда
(Фред еще в Израиле, мы говорили по телефону – долго, могли и пару часов кряду. Все изменилось, да… Но мы – все-таки нет.)

Конец первой подборки. Продолжение следует.:)

Comments

( 17 подшито и пронумеровано — отправить запрос )
fredmaj
Dec. 3rd, 2014 01:09 am (UTC)
к вопросу о том, что мы не меняемся
Пока ты делала подарок Мыши:-), а я тебе закидывал то одно, то другое ее - я ж ведь и учитался:-), как иначе? такое все... удивительно _живое_, если ты понимаешь, что я имею в виду. Живое и звучащее до сих пор ясно и чисто, даже если уже забыты дискуссии и имена - все равно, Мышины стихи всегда получаются выше и больше сиюминутного смысла, как будто заложенное в них еще и прорастает с течением времени. И иногда приносит нежданные плоды:-). Например - вот такие:

Предсказания – не здесь,
Юг не верит предсказаньям.
Осудили, отказали,
Понеслась на Север весть.
Возле стен – в цвету холмы,
Камень бережет прохладу…
Что ты ежишься, не надо –
Десять лет до той зимы.

А подальше от столиц –
Уж тем более не страшно
-

- когда писалось, было про Артедайн, про него и осталось, конечно же. Но... Но как, однако, проросло!
hild_0
Dec. 3rd, 2014 01:32 am (UTC)
Спасибо тебе огромное. Очень-очень люблю эти стихи - и "Второе отречение" и "Господина Б." и "Кртиян", и "Пепельный вальс и "Чувство вины", и... В общем, почти все, наверное. Спасибо!
naiwen
Dec. 3rd, 2014 03:27 am (UTC)
Внезапно некоторые строки обретают иной смысл:

Нужно – черную твою гостью
Встречу грудью и уйду – выше...
Я столетья отдаю горстью.
Проживи их за меня, слышишь?

И еще, как минимум:

Кто знал, что можно будет - жить?
Всё тот же, сам едва умеющий.
Я смерти ждал - и вышел в сад.
(Ждал смерти? - им однажды пройденной...)
И вот - не берег, не леса,
Но земли эти будут *родиной*...
naiwen
Dec. 3rd, 2014 03:38 am (UTC)
Мне, наверное, некоторых старых стихов в этой подборке не хватает. Поэтому пусть тут тоже будут:

Ну что, не спится? Тишина да морось -
Погода для таких, как мы с тобой.
У капель есть условленная скорость
И тайный ритм, манящий ворожбой.

Едва скользящий шаг по влажным плитам
Да чуткий путь на слух в промокшей мгле...
А ночь покоем в воздухе разлита,
Какого быть не может на земле.

Но почему - всей несожженной кожей,
Но почему - всем существом твоим, -
Такого быть не может, быть не может, -
Зачем твой каждый вдох наполнен им?

Зачем не ранит бдение такое,
Но, растворяя, шелестит: "Не будь..."?
Всего полночи влаги и покоя -
И завтра проживется как-нибудь.

Не светлой и высокой цели ради,
И даже не какой-нибудь иной,
Но зная: к той же каменной ограде
В такой же мгле притиснешься спиной.

...Луна мелькнет, как белая тряпица, -
Ну что ты, больно? - вот, опять темно...
А кто-то в замке - тот, кому не спится, -
Оставил свет, струящийся в окно.

***

ПОСВЯЩЕНИЕ НАМ-2

Печальный бунтовщик, чей враг лежит в могиле,
Как трудно бунтовать, когда пришла весна...
Арандиль

Печальный бунтовщик - лишь горсть печатных знаков,
Да вечная печаль - как круглая печать...
Путь семерых - во тьму, но всем ли - одинаков?
Их слава - никому, но стоит ли молчать?
И мне ль не понимать - ничто не сохранится,
Уйдет по облакам и запросто сгниет...
Но лишь твоим письмом расщедрится страница,
И адрес "никому" исправлю - "для нее".

Мы хищны от любви - хоть кровь со снега слижем,
Когда над головой ярится меч о щит.
Наш герб не различить - в нем рыжее на рыжем,
Но в нем есть образ твой, печальный бунтовщик.
Окружие его - незримая граница,
Идущая - по нам? В Создании самом?
...Но лишь до Вечной Тьмы разверзнется страница,
Я выплеснусь твоим мерцающим письмом.

Но нет - границы все незыблемо-упруги,
И не добравшись врозь до обиталищ тьмы,
Мы происходим здесь, не зная друг о друге,
Но составляя то, что называют "мы".
И знакам наших тайн из мира не убраться:
То снег солоноват, то горечью - вода...
Незыблемая сеть, нечаянное братство -
На письмах в пустоту и слове "никогда".
(это стихотворение, его последняя строфа, у меня сейчас имеет выраженную коннотацию - я все никак не соберусь с духом записать историю про сожженные письма - наверное, оно как-то в душе оказалось слишком личным, больно еще раз прикоснуться - но... запрос услышан и когда-нибудь будет)

***

Зачем грустить о том, что я сгорел?
Зачем теперь печалиться, что – был,
Ушел – и не шальной добычей стрел,
Но чистой волей собственной судьбы.

Я именем себя не нареку
Из прежних ныне – канули ко дну.
…И день переливается в строку –
Всего одну, теперь – всего одну.

Промозглая туманистая хмарь
(Не видя, знаю и – не выходя).
Над озером свивается январь
Предчувствием капели и дождя.

Снег обнажает палую листву.
Мир до корней уж, кажется, промок.
Я знаю, что доныне – не живу.
Но ясно понимаю, как бы – мог.

Я столь же жив, сколь зимний этот дождь,
Как серый свет бледнеющего дня…
Но если только в комнату войдешь,
Я вспыхну – хоть бы отблеском огня.

Не догореть – согреться и уснуть.
(Остаток воли – и остаток дня).
А ты пророчишь на двоих весну,
Которой не поверишь без меня.

И вдруг пойму – смолчу – не предреку –
Глотком: «По одному – не устоим.
Никто из нас».
…И день пролит в строку,
Наполненную именем твоим.
lubelia
Dec. 3rd, 2014 08:01 am (UTC)
Спасибо!!
Слава Богу, что она у нас есть.
(Господина Б. я тоже так помню... вот как ожог, с первого прочтения же... Она прекрасна!).
tindomerele
Dec. 3rd, 2014 08:17 am (UTC)
Ох, Натали, что же ты делаешь с утра пораньше в среду?!! Как по-твоему сейчас можно работать???
ezal
Dec. 3rd, 2014 09:06 am (UTC)
Насколько же пронзительные, завершенно-острые стихи! До слез, хотя почти никогда не понимаю, о чем они именно. Впрочем, какая разница, что за стрела, если она попала в цель?

Вот это - знаю наизусть и особенно люблю:

Госпожа моя Анна... Промерзшие провода.
Так спокойно и странно, как не было никогда,
И ледышкой за ворот и сумерками вразбег -
Это всё только город, река, и собор, и снег.

Промороженным паром и дымом своим печным -
Это Дар, но не даром, - иначе, путем иным.
Без крупицы обмана, ветшающий, но живой -
Госпожа моя Анна, взгляни - это город твой.


Мышь, спасибо тебе огромное!
С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!!!!

Edited at 2014-12-03 09:07 am (UTC)
elven_luinae
Dec. 3rd, 2014 09:06 am (UTC)
С тех пор, как я знаю стихи Мыши - по древним сайтам, да, годов 2002-2003, думаю: как же хорошо, что в мире есть Мышь.
Собственно, и сейчас это повторяю.
Стихи ушли "в народ" и обрели дополнительные смыслы, подтексты и воспоминания. А это многое значит.
istanaro
Dec. 3rd, 2014 09:12 am (UTC)
Очень и очень!
hildae
Dec. 3rd, 2014 09:19 am (UTC)
"И пока замышляешь шаг,
Время делает шаг тобой..."

Это сильно, это прекрасно, это навылет, и сколько у тебя такого. Спасибо, Мышь - и с дней рождения!
aywen
Dec. 3rd, 2014 09:28 am (UTC)
Ой. Сколько всего сразу!
Сокровище.
lr_eleran
Dec. 3rd, 2014 10:31 am (UTC)
Спасибо.
Стихи прекрасны.
С Днем Рождения,Мышь!
el_d
Dec. 3rd, 2014 10:44 am (UTC)
C днем рождения, О Мышь!


Счастливо,
А
kemenkiri
Dec. 3rd, 2014 10:55 am (UTC)
Ой, Змеи... Я тут мимо бегу и сейчас никак не могу надолго затормозить, но знаешь - это так здорово!...
boldogg
Dec. 3rd, 2014 12:30 pm (UTC)
Помню, как меня потрясло в своё время, что у Мыши в стихах все образы значащие, нет ничего бессмысленно вплетённого просто ради красоты. Что о чём её ни спроси - она может рассказать, что имелось в виду.
Это очень-очень круто по-моему.

Я, кстати, до сих пор помню наизусть "Грабим - словно судим...". И иногда читаю его - когда про себя, а когда и вслух, если никто не слышит. Меня просто завораживает это стихотворение.

В общем, присоединяюсь к поздравлениям:)
arkthur_kl
Dec. 3rd, 2014 09:39 pm (UTC)
Спасибо! Прекрасные стихи. Я очень люблю песни, которые поются на них, о феанорингах
kemenkiri
Dec. 3rd, 2014 10:58 pm (UTC)
Змеи, как же это много, какая же у меня сестра, несмотря на то, что ядовитая! Такое... явное присутствие тебя в этой истории, никак не меньшее, именно тебя - что очень не хватает возможности взять за руку. С другой стороны вся эта история - такой дружеский хвост, просунутый в дисковод;-) и приветливо оттуда помахивающий, и даже не хвост, а часть хвоста...
А еще, на самом деле, есть две интересные вещи. Одна - это когда какие-то собственные стихи мне самой имеют привычку вспоминаться - а оказывается, и не только мне! А другое - когда смотришь на какой-то стих и думаешь, что он не шедевр, контекст у него давно делся и зачастую и я не помню ("К дискуссии"... к какой?!) - и вдруг оказывается, что другим людям оно тоже что-то говорит, и вовсе не о той замшелой дискуссии, а о чем-то важном для них.
Словом, еще раз тебе - спасибо! И я жду продолжения, потому что это ИНТЕРЕСНО (так, откуда-то свесился еще один зеленый хвост... верный признак, что пора спать!
( 17 подшито и пронумеровано — отправить запрос )