?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

От 1802 до 1805 гг.

Анна Крок – Павлу Пестелю
На л. 27 об. адресовка: «Полю».
[январь, год от 1802 до 1805](*1)

Вы милое дитя, дорогой мой Поль, потому что пожелали мне так много и всего самого хорошего. Увы! друг мой, не в моем возрасте годы, обновляясь, приносят счастье, но в вашем. Для вас каждый год приносит новые успехи, новые познания, понятия более ясные о ваших настоящих и будущих обязанностях и новые надежды на счастье.
До сих пор каждый ваш день был //л. 26 об. отмечен добротой, нежностью и заботами Папеньки и Маменьки; вы были слишком молоды, чтобы это почувствовать, и могли платить им лишь ласками, - теперь вы уже можете делать это своим уважением и послушанием более осмысленным и прилежанием, которое вы им докажете. Итак, я желаю вам на этот новый год продолжения счастья, присущего вашему возрасту, развития ваших способностей и усердия //л. 27 в исполнении ваших обязанностей. Это значит - желать в то же время счастья Папеньки, Маменьки и моего собственного. Прощайте, друг мой, обнимите за меня Александра и следите, чтобы он не упал, когда, держа его за руку, вы заставляете его ходить слишком быстро.
A.Kroock.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 478. Л. 26.
______________________
(*1) Дата в письме отсутствует. Датировано на основании новогодних пожеланий и упоминаний малолетнего Алексанра (1801 г.р.)

Софья Ивановна Леонтьева – Павлу Пестелю
Л. 42.
[Неаполь, 1802-1805](*1)

Да не будет так, мой маленький друг Поль, чтобы я отправила письмо вашей Маменьке, не написав вам также несколько строчек, чтобы напомнить вам о себе и попросить вас крепко обнять троих ваших братьев за меня. Напишите мне, дорогой мой Поль, прошу вас, и расскажите мне подробно о ваших занятиях и развлечениях. Судя по тому, что мне пишет ваша Бабушка Крок, я вижу, что вы не теряете времени, и я вас //лл. 42 об. за это хвалю, мой маленький друг; так что вы научитесь рисовать, и у вас даже появятся уже свои работы. Когда у вас составится небольшая коллекция, я надеюсь, вы вспомните о вашей доброй Тетушке Софи, и она получит доказательство вашей дружбы в виде небольшого рисунка, которой вы ей пришлете, как только представится возможность. Мне так хотелось бы сказать вам, что мой маленький //л. 43 Lissandrino(*2) вас обнимает, но увы! Он не понимает, что ему выпало счастье иметь по всему свету милых и добрых маленьких кузенов, с которыми, надеюсь, однажды он будет весело играть. Прощайте, моя капустка, мои репки, мои морковочки(*3), я нежно прижимаю вас к сердцу, так же как и Бориса, Воло и Александра. Скажите мне скорее, что вы меня любите немножко, и что вы вспоминаете //л. 43 об. иногда обо мне. Бросьтесь за меня на шею вашему Папеньке и Маменьке и моим милым Кузинам(*4). Поцелуйте за меня ручку Дедушке и Бабушке, и считайте меня во всю жизнь, мой дорогой маленький Поль, вашей самой доброй подругой.
/подпись/

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 478. Л. 42 – 43 об.
____________________
(*1) Написано во время пребывания Леонтьевых в Италии и до отъезда братьев на учебу в Германию. Вероятнее – в начале этого промежутка времени (по упоминанию Александра Леонтьева явно в младенческом возрасте).

(*2) Итальянская уменьшительная форма от имени Александр.

(*3) Любопытно, что такое же обращение встречается в письме ее матери к ней (времен путешествия по Швейцарии).

(*4) Имеются в виду упомянутые выше три сестры Ивана Борисовича.

1804

И.Б. Пестель – Павлу, Борису и Владимиру Пестелям.
Л. 10 об. Адресовка: «Моих дорогим друзьям Полю, Борису и Вольдемару. I.(*1)»
Л. 9.
Казань, 2 февр[аля] 1804(*2)

Мои дорогие Друзья, Поль, Борис и Воло! – я пишу всем троим одно письмо, так как у меня нет времени писать каждому по отдельности, впрочем, моя нежность и моя привязанность к вам всем настолько равны, что я не могу не написать Вам троим одного и того же – я был очень тронут выражениями вашей нежности в ваших письмах. – Нет ни одного часа, когда бы я не думал о вас, и когда бы я не сожалел о нашей разлуке, дорогие Друзья. – Я имею самые пламенные желания, чтобы мои дела здесь вскорости завершились, и чтобы я мог полететь к вам и прижать вас к моему сердцу, которое дышит самой нежной дружбой к вам, мои милые Друзья. – Вам известно, дети мои, как нежно я люблю вашу дорогую маменьку – так что вам легко вообразить, как мне тяжело быть с Ней разлученным. Я не меньше думаю о том, как эта разлука тяжела также и для Нее. Так что я советую вам хорошенько об этом позаботиться, развлекать ее и компенсировать ей мое отсутствие //л. 9 об. тем удовлетворением, которое вы можете ей доставить вашим примерным поведением и успехами в учебе.
Засвидетельствуйте мое почтение вашей дорогой Бабушке, поцелуйте ей руки от меня. – Я не пишу ей, так как я занят поисками лучшего чая, который можно здесь найти, чтобы ей послать. – Когда я его найду, я доставлю себе удовольствие, послать его ей, написав ей несколько строк.
Передайте мои лучшие пожелания госп[оди]ну Дерошу(*3) и всем моим друзьям, которые бы обо мне захотели вспомнить. – Обнимите нежно от меня моего милого друга Александра. – Скажите ему, что я люблю его всем сердцем. – Разговаривайте с ним иногда обо мне, чтобы он меня не забыл.
Прощайте, дорогие Друзья, я вас нежно обнимаю и благословляю от всего сердца как ваш сердечный Друг и нежный отец.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Л. 9-9 об.
________________________
(*1) Возможно, сокращение от имени И.Б.

(*2)В 1804 г. Иван Борисович был назначен для ревизии местного управления в Казанской губернии, после поступивших оттуда доносов чиновников друг на друга. Там он провел около шести месяцев. («Записка о службе И.Б. Пестеля, им самим написанная» // Русский архив. 1875. № 4. С. 373.) По-видимому, письмо написано вскоре по прибытии.

(*3) Дерош – по-видимому, один из представителей иностранной колонии в Москве, поскольку он упоминается далее в письмах (Иваном Борисовичем, бабушкой, А. Лараффом) наряду с другими знакомыми семейства Пестелей из этой среды (Д’Изарн, Де Ториак и др.).
В ведомости об иностранцах, проживающих в Яузской части, от февраля 1812 г., упоминается француз «Леонар Дерош», живущий «в доме статской советницы Болховской», «от учебных заведений свидетельства не имеет» - по-видимому, Дерош давал уроки, не имея разрешения от учебного округа.
(Москва и Отечественная война 1812 г. Кн. I. М., 2011. С. 489.)


И.Б. Пестель – Павлу, Борису и Владимиру Пестелям.
Л. 12 об. Адресовка: «Моим дорогим Друзьям Полю, Борису в Москву»
Казань, 16 февр[аля] 1804

Дорогие мои друзья, Поль, Борис и Вольдемар, я благодарю вас от всего сердца за ваши милые письма и ваши поздравления к моему дню рождения. – Я провел его достаточно грустно, так как я отпраздновал свое сорокалетие вдали от вас, милые друзья, и от всего, что мне дорого.
Невозможно, Друзья мои, чтобы вы могли так же сильно желать, как желаю я, вернуться к вам. – Мои дела меня занимают самым неприятным образом, и они растут с каждым днем, так что я не могу никак еще предвидеть момент моего отъезда отсюда. – Я прилагаю все возможные старания, чтобы их закончить, поэтому у меня нет ни одной свободной минуты, и вот почему я не могу писать вам так долго, как мне бы хотелось.
Передайте господину Дерошу мои дружеские пожелания, также г[осподину] де Ториаку (*1) и д’Изарну (*2).
Прощайте, дорогие мои дети, я вас обнимаю и //л. 11 об. благословляю, так же как и нашего милого друга Александра, которому я прошу сказать, прежде чем вы засвидетельствуете ему мое почтение сказывали вам кланяться и поцаловать вас от папиньки (*3).
Пусть Бог вас благословит и даст вам здоровье. – Сердцем и душой ваш сердечный друг и нежный отец
Ivan Pestel
Эразм (*4), который наилучшим образом здесь развлекается, вас приветствует.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 11 – 11 об.
_______________________
(*1) Де Ториак – один из московских знакомых семейства Пестелей, см. о нем выше, в примечаниях к письму от 10 декабря 1801 г., а также в следующем примечании.

(*2) Виконт Франсуа Жозеф д’Изарн Вилльфор, французский эмигрант, в Москве занимался торговыми предприятиями, в том числе вместе с упомянутым в предыдущем примечании де Ториаком. В фонде Московского городового магистрата сохранилось дело 1811 г. о преобразовании совместного торгового предприятия «московского первой гильдии купца Людовика Ториака и второй гильдии Осипа Изарна, владельцев торгового общества под фирмою «Ториак и компания», в котором также участвовал некий «второй гильдии купец Федор Тильгер», в предприятие, принадлежащее только двум последним, «а Ториаку и наследникам уже дела до него нет». (ЦИАМ. Фонд Московского городового магистрата.)
В 1809 г. «московский купец Осип Михайлович Дизарн-Вилефор» приобрел в Мясницкой части г. Москвы каменный дом с четырьмя флигелями, заплатив за него 40 тысяч рублей (Там же.) – это показывает, что он был весьма состоятельным человеком.
Автор воспоминаний о пребывании французской армии в Москве в 1812 г. (Изарн Вилльфор Ф. Ж., де. Воспоминания московского жителя о пребывании французов в Москве в 1812 г. // Русский архив. 1869. № 9.)

(*3) Текст курсивом – по-русски.

(*4)По-видимому, Иван Борисович взял с собой собаку.

И.Б. Пестель – Павлу, Борису и Владимиру Пестелям.
Л. 13
Казань, 27 марта 1804

Мои дорогие дети, Поль, Борис и Вольдемар,
После моего возвращения в Казань, которое произошло позавчера утром, я вам пишу, Друзья мои. – Мое путешествие было тяжелым и неприятным во всех отношениях. – Я обнаружил множество людей, угнетенных их второстепенными начальниками, и какое же мне доставила удовольствие возможность облегчить положение этих бедных людей, освободив их от угнетателей, которых я уволил.
Это действительно было трогательное зрелище – видеть признательность, которую эти бедные крестьяне мне засвидетельствовали. – Я собрал в одной деревне 2878 крестьян, которые при моем отъезде повалились на землю и кричали мне изо всех сил, что они сами и их дети будут молить Бога о моем благополучии и также о благополучии моей семьи. – Я плакал горячими слезами умиления, и я возблагодарил Всевышнего за то, что он избрал меня, чтобы облегчить участь этих несчастных. Эта сцена //л. 13 об. повторялась в четырнадцати различных местностях, где я находился, проводя разыскания. – Дорогие дети, просите Бога, чтобы он даровал вам сердца, способные живо чувствовать счастье, которое мы получаем, доставляя его своему ближнему. – Нет счастья, равного тому, которое сравнится с освобождением угнетенного. – Вот, милые друзья, единственная и величайшая радость, которую нам дает положение просвещенного человека, а именно сделать больше людей счастливыми. (*1)
Области, в которых я находился, все обитаемые чувашами, черемисами и татарами, которые тем не менее все говорят по-русски, хотя и плохо, но достаточно, чтобы их можно было понять. И так как мои разговоры с ними были иногда долгими – они выбирали переводчиков, с помощью которых мы общались, выказывая определенные доверие и доброту как с той, так и с другой стороны, от каковых эти бедные люди почти совсем отвыкли, и каковым я обязан их [людей - слово добавлено по смыслу] привязанностью и доверием. – Их низшие начальники обращаются с ними как с животными, совершенно забывая, что //л. 14 они такие же люди, хотя и невежественные и менее просвещенные, но зачастую по существу лучшие и повсюду менее испорченные. – Жилища этих людей свидетельствуют о крайней нищете – очень редко можно видеть комнаты, где печи были бы с трубами, так что, когда начинают топить, комната вся наполняется дымом, и невозможно что-либо разглядеть, от этого у меня часто бывали головные боли и особенно резь в глазах ужасные. Но Провидение меня тем не менее поддержало, и я вернулся в Казань в свою хорошую квартиру в добром здравии и благодаря Бога за то, что он не оставлял меня в течение всего моего путешествия.
Я очень удручен тем, что вынужден сказать Вольдемару, что маменька совсем им недовольна. – Эта новость причинила мне много горя. В то время как мы с маменькой имеем каждый свои заботы, вы должны доставлять нам радость, а вместо этого //л. 14 об. вы нас огорчаете. – Поразмышляйте об этом хорошенько, дорогой Воло, и вы раскаетесь в вашем поведении и постараетесь исправиться.
Нежно обнимаю Поля, Бориса и Александра, а что касается Вольдемара, я это сделаю при первом же хорошем сообщении, которое маменька пошлет о его поведении. – Прощайте, дорогие дети, любите меня и верьте, что я вас люблю как самый нежный отец, и что я вас также благословляю.
P.S. Мои наилучшие пожелания господину Дерошу, а также всем, кто дружески обо мне вспомнит.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 13 – 14 об.
__________________
(*1) Во время ревизии Казанской губернии Иван Борисович с 10 марта по 15 мая находился в разъездах по разным уездам. «В Козьмодемьянском, Цивильском и Тетюшском уездах открылись незаконные поборы и взятки земской полиции. За должностные преступления были отданы под суд чистопольский и царевококшайский уездные судьи, тетюшский, мамадышский, цивильский, свиияжский, чистопольский земские исправники…»
В Лаишевском уезде крестьяне помещика Иванова обратились к Ивану Борисовичу с жалобой, прося причислить их в казенное ведомство, поскольку они были уверены, что уже не принадлежат своему помещику. Как выяснилось при рассмотрении дела, уверенность их в основном базировалась на фальшивых документах, выданных им приказными служителями губернского правления за взятку (крестьяне считали эти бумаги подлинными). Совместными усилиями Ивана Борисовича, губернатора и губернского предводителя дворянства удалось убедить крестьян, что они по-прежнему принадлежат помещику, а помещика – уменьшить подати.
(А. Н. Бикташева. Казанское губернаторство первой половины 19 века: бремя власти. М., 2014. С. 100, 103, 105).


А. Ларафф (*1) – Павлу Пестелю
Адресовка: «Г[осподин]у Павлу Пестелю».
[Cанкт-]Петербург, 29 июля 1804

Мой милый друг, я не менее Вас сожалею о моментах, которые я провел в кругу Вашей любезной семьи. Я убежден, что много бы веселился, если бы участвовал в поездках, которые вы совершили после моего отъезда; и я имел бы в особенности большое удовольствие посмотреть вместе с Вами Деревню, которая произвела на свет Петра Великого (*2). Места, где родились великие люди, которых мы любим, хороши, чтобы вспомнить основные события их биографий, и я был бы счастлив узнать из ваших уст какие-либо из них, каковые не были бы мне известны.
Нога у меня больше не болит. Я убежден, что мог бы теперь настичь вас в беге. //л. 73 об.
Я с удовольствием узнал, что Г[осподи]н Гато(*3) находится наконец-то подле вас. Занятия и развлечения пойдут бок о бок. Я благодарю м[адемуазе]ль Aimée (*4) за то, что у нее всегда есть время вспомнить о Chiquette(*5), недостатком которого не является беспокойство, и который искренне желает ей всяческого счастья. Я прошу вас передать ей это.
Я вас обнимаю, также как и ваших братьев Бориса, Воло и Александра, и прошу их, также как и вас, обнять вашу дорогую Маменьку за меня.
Тысяча дружеских приветов г[оспода]м Дерошу, Д’Изарну и Кампорези (*6).
Сохраните ваши дружеские чувства ко мне, и рассчитывайте на мои
A. Laraffe

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 478. Л. 73.
______________________
(*1) Неустановленное лицо; судя по письму, один из гувернеров в семье Пестелей. Данных о нем в московских архивах найти не удалось. По-видимому, мог иметь семью: впоследствии фамилия встречается в варианте Рафф. Замок де ла Рафф, откуда происходило это семейство, находится в департаменте Мёз на северо-востоке Франции, в Лотарингии.

(*2) Будущий император Петр I родился 30 мая 1762 г. Точное место его рождения неизвестно. По одной из бытовавших версий, это произошло в подмосковном селе Коломенское. Стоявший в Коломенском деревянный дворец царя Алексея Михайловича уже во второй половине XVIII века был заброшен и разрушался. Точно неизвестно, когда он был разобран; возможно, что в 1804 г. его остатки еще можно было увидеть.

(*3) В списках иностранцев, проживающих в Москве в 1812 году, в Пречистенской части упомянут некий Антуан Гато, проживающий «в доме князя Черкасского у господина Батурина по билету Адрес-конторы». Хотя там же указано, что у него нет официального разрешения на преподавание, скорее всего, именно преподаванием он там и занимался. (Москва и Отечественная война 1812 г. Книга 2. М., 2011. С. 493.)

(*4) По-видимому, это не фамилия, а прозвище (а точнее – французский вариант имени, см. дальше). Мадемуазель Aimée еще раз упоминается в 1805 г., при отъезде детей в Германию – через запятую с князем «Пьером Вяземским». Таким образом, к лету 1805 г. она тоже находилась в Петербурге.
В переписке П.А. Вяземского со своей супругой Верой Федоровной не раз упоминается, в том числе под тем же прозвищем, Любовь Федоровна Полуектова, урожденная княжна Гагарина, родная сестра Веры Федоровны Вяземской. (См. например. Остафьевский архив. Т. 5. Вып. 1. С. 28, 37.)
Родилась в 1793 г. Отец - Федор Сергеевич Гагарин (1757-1794), генерал-майор, убит во время восстания в Варшаве. Мать – Прасковья Юрьевна, урожденная княжна Трубецкая (1762-1848). В 1794 г. находилась вместе с мужем в Варшаве, там же в плену родила младшую дочь Софию. В 1804 г. совершила полет на воздушном шаре, благополучно приземлившись в имении Вяземских Остафьево. По-видимому, одним из следствий этого было то, что в 1811 г. Петр Вяземский женился на ее дочери… а в 1805, как мы видим по письмам, семейства уже общаются между собой. В 1805 г. Прасковья Юрьевна вступила во второй брак со влюбившимся в нее богатым помещиком П.А. Кологривовым, кажется, ничем, кроме своей жены, не замечательным.
Любовь Федоровна в 1817 году вышла замуж за генерал-майора Бориса Владимировича Полуектова (или «Полуэктова») (1779-1843) (его портрет находится в Военной галерее Зимнего дворца). У них было пять детей. В 1830-х годах семейство жило в Петербурге, затем в Баден-Бадене, продолжали близко общаться с Вяземскими.

(*5) Слово означает маленький кусочек чего-либо (ткани, дерева), есть выражение "chiquette à chiquette" – «мало помалу». Не исключено, что его мог употреблять и Ларафф, дав детям источник для прозвища.

(*6) Кампорези Франческо (Франц Иванович) (1747-1831) – российский архитектор и художник итальянского происхождения; с 1780-х гг. работал в основном в Москве, в стиле классицизма. В большинстве своем его постройки не сохранились, кроме Екатерининского дворца (более известен как Слободской), на Немецкой, в настоящее время Бауманской улице, строительство которого он завершил; усадьбы Апраксиных в селе Ольгово Дмитровского уезда Московской губернии (ныне руина). Несколько построек в Москве и Подмосковье приписываются ему предположительно.
Сохранилась серия видов Москвы, выполненная Кампорези. Здесь приведена часть из них:
https://commons.wikimedia.org/wiki/Category:Graphic_works_by_Francesco_Camporesi


До 1805 г.

Анна Крок – Павлу Пестелю
[Москва, до 1805](*1)

Как мне было приятно, мой дорогой Поль, получить сегодня свидетельство вашей нежности иным образом, чем по почте. Ваши прелестные цветы украшают мою комнату, а ваша разумная дружба всегда будет услаждать мою жизнь.
/подпись/

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 478. Л. 1.
______________________
(*1) Дата в письме отсутствует, датировано по содержанию – письмо, скорее всего, написано до отъезда в Германию.

Comments

( 8 подшито и пронумеровано — отправить запрос )
elven_luinae
Apr. 1st, 2016 04:19 am (UTC)
Очень интересно читать все это, живое :)
odna_zmeia
Apr. 1st, 2016 01:06 pm (UTC)
Да я вижу их живыми, очень рада, что впечатление передается.:)
fredmaj
Apr. 1st, 2016 11:51 am (UTC)
Смотри, про мадемуазель Эме - "Любовь Юрьевна" видимо опечатка же? она получается Федоровна?

Ах, какие они все... знаешь, нельзя убирать ни одного письма, потому что каждое показывает и адресата, и отправителя, и мир вокруг с какой-то своей стороны. Тот же Ларафф - и этот бег, ну, кто бы мог подумать, что такая выдра лет 50ти серьезная личность - и бегать любит:-)))
Прекрасный и совершенно искренний Иван Борисович, который рассказывает про высшее счастье просвещенного человека и про то, что не надо огорчать маминьку, а то я тебя, дорогой Воло, не буду пока обнимать...

(как странно, если не сказать - страшно читать эту книгу, точно зная ее конец...)
odna_zmeia
Apr. 1st, 2016 01:10 pm (UTC)
Исправила. По ходу внесла еще кое-какую мелкую правку, теперь не забыть бы повторить все это в файле.:)
Вообще, что совершенно удивительно - что они не травматики. Несмотря на "любовь по условию", требования стараться ради родителей, которые ради вас... - и т.д., словом, все так порицаемое современной психологией. Нет, у младших, безусловно, есть детские травмы, но они вообще не там, где по идее должны быть.:)
naiwen
Apr. 1st, 2016 07:04 pm (UTC)
*** Нет счастья, равного тому, которое сравнится с освобождением угнетенного. – Вот, милые друзья, единственная и величайшая радость, которую нам дает положение просвещенного человека, а именно сделать больше людей счастливыми.

И ведь не мог знать отец, что его заветы ТАК будут поняты и восприняты...
Выучил, называется.
Репки, капустки, морковочки, эх...
Отдельно поразило путешествие на воздушном шаре. Вроде читала когда-то про историю воздухоплавания, но не думала, что в 1804 году уже летали на воздушных шарах, мне казалось, что уже только к концу девятнадцатого века.
istarni
Apr. 3rd, 2016 12:12 am (UTC)
Д-да, воспитали…хорошо воспитали:(
odna_zmeia
Apr. 7th, 2016 02:01 pm (UTC)
Про воздушный шар я тебе больше скажу - она вообще _первая_ русская воздухоплавательница. Судя по всему, там все прошло удачно - она благополучно приземлилась в Остафьево, шар сдули и хранили в усадьбе, Вяземский потом говорил, что она своим полетом обессмертит название усадьбы.:)
Удивительная женщина.:)
naiwen
Apr. 7th, 2016 04:50 pm (UTC)
Да, вот мне что-то кажется, что потом между этим полетом и следующим был большой промежуток времени... еще не скоро решились повторить :)
( 8 подшито и пронумеровано — отправить запрос )