?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


И.Б. Пестель – Павлу и Владимиру Пестелям
Л. 16 об. Адресовка: «Моим добрым друзьям Полю и Воло в Кронштадт»

[Ораниенбаум, около 20 августа 1805]

Мои лучшие друзья Поль и Воло!
Я уехал, не попрощавшись с вами, так как хотел пощадить вашу чувствительность и избавить вас от сцены, которая вам была бы, возможно, тяжела – я благословил вас во время моей очень усердной молитвы о вашем благополучии. Я вновь благословляю каждого, нежно вас обнимая. Я прибыл из Кронштадта в Ораниенбаум, три четверти часа [назад ], и я вам тут же даю о себе знать. Сейчас я уезжаю в Петерб[ург], откуда я вам еще напишу.
Я вас прошу передать мою благодарность господину Ниманну(*1) за то, что он был так любезен. – Я напишу ему по прибытии в Петербург. Прощайте, дорогие дети, //л. 15 об. будьте здоровы и всегда веселы, хорошее настроение полезно для здоровья и делает людей приятными в общении. Я вас обнимаю, любя всем сердцем.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 15 – 15 об.
__________________________
(*1) Речь может идти о семействе купца Нимана, проживавшего в это время в Кронштадте. Кроме того, ранее, в 1760-х годах, среди шкиперов кораблей, прибывавших в Кронштадт, неоднократно упомянут «шкипер Генрих Ниманн из Любека». Скорее всего, представители этого семейства могли продолжать плавать из Любека в Кронштадт (кроме того, кронштадтские Ниманы с наибольшей вероятностью – их родственники). Источник информации: Ю. Кнорр. История семьи: http://www.stihi.ru/2009/05/07/3491


И.Б. Пестель – Владимиру Пестелю
Л. 18 об.: «Моему дорогому Воло»

С[анкт] – Петерб[ург], 23 авг[уста] 1805

Тысяча благодарностей, милый друг Воло, за ваше письмо. – Оно доставило мне огромное удовольствие. – Я молю Бога, чтобы он помог вам исполнить советы, которые я дал вам в день моего отъезда. – Помните об этом, дорогой Воло, старайтесь завоевать сердца ваших ближних кротостью характера, а также любезностью. – Вы умны. – Используйте свой ум, чтобы стать образованным и сделаться столь же полезным, сколь и приятным. Делайте других счастливыми, и вы тоже будете счастливы.
Ваша маменька нежно вас обнимает. – Она не пишет вам, полагая, что вы уже уехали(*1). – Дай Бог, чтобы вы вскорости это сделали, и чтобы я имел удовольствие получить как можно раньше известия о вашем благополучном прибытии //л. 17 об. в Гамбург. Молодой кн[язь] Вяземский (*2) передает вам свои наилучшие пожелания. – Его отец (*3) уехал сегодня в Москву, и я также рассчитываю последовать за ним в конце этой недели.
Прощайте, мой Друг, будьте здоровы, я вас нежно обнимаю, как ваш лучший Друг и отец.
P.


ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 17 – 17 об.
__________________________
(*1) Вначале провожать детей в Петербург отправились оба родителя. 13 августа 1805 г. Е.А. Карамзина, остановившаяся в той же, что и они, гостинице «Лондон», пишет мужу в Москву: "...мы в гостинице "Лондон", где есть общество детей Пестеля, собирающихся отправиться в Гамбург. Г-н Пестель мне сказал тысячу любезностей, как он любит тебя и глубоко тебя уважает, а его жена обнимает тебя со всей сердечной нежностью". (НИОР РГБ. Ф. Карамзиных.)
По всей видимости, с матерью они простились в Петербурге: Иван Борисович с детьми отправился в Кронштадт, а Елизавета Ивановна – обратно в Москву.
(*2) Речь идет о Петре Андреевиче Вяземском (1792-1878), впоследствии – поэт, критик, мемуарист. В опубликованной им в старости «Старой записной книжке» есть свидетельство о знакомстве двух семей:
«И.Б. Пестель - одно из воспоминаний детства моего. Он часто бывал в доме нашем в Москве. Мой отец, довольно строгий и исключительный в приязнях своих, был, сколько мне известно, дружески расположен к нему. Эти приятельские отношения сохранились до кончины отца моего. Когда привез он меня в Петербург для помещения в пансион, он часто виделся с Пестелем. До поступления моего в училище я также часто видался с сыновьями его, почти одного возраста со мною. Вероятно, товарищем в играх моих был и несчастный, столь горестно кончивший свое политическое и земное поприще.
Жена Пестеля, как узнал я из семейных преданий, была очень умная и любезная женщина. Мои родители очень любили и уважали ее; а сколько мне известно, моя мать была также довольно разборчива в связях своих. С нею ездили к нам мать ее, Крок, с ее дочерью незамужней».
(П.А. Вяземский. Старая Записная книжка. VIII том прижизненного собрания сочинений.
http://vyazemskiy.lit-info.ru/vyazemskiy/zapisnaya-knizka/prizhiznennye-publikacii-15.htm )
(*3) Вяземский Андрей Иванович (1784-1807) – чиновник и литератор, владелец усадьбы Остафьево. Помимо законных детей, сына и дочери, имел внебрачную дочь, Екатерину Колыванову, которая стала второй женой Н.М. Карамзина (это ее письмо цитируется в первом примечании к данному письму).
В той же «Старой записной книжке» его сын рассказывает:
«Салон отца моего был салоном разговора: следовательно, посещавшие его должны были вносить, кто более, кто менее, свою долю ума и любезности. В маленькой комнатной библиотеке отца моего, в одном шкафу с книгами, за стеклами хранился маленький, очень маленький, белой шелковой материи, башмачок. После узнал я, что этот сандрильоновский башмачок обувал маленькую ножку г-жи Пестель. Honne soit qui mal e pense. (Пусть будет стыдно тому, кто плохо об этом подумает, - девиз Подвязки.)»
(П.А. Вяземский. Там же.)


И.Б. Пестель – Павлу Пестелю
Л. 20 об. Адресовка: «Моему дорогому Полю»

С[анкт-]Петербург, 23 августа 1805

Мой милый Друг Поль, не могу выразить, сколько ваше письмо из Кронштадта доставило мне удовольствия. Порадуйтесь, мой дорогой, благоприятному впечатлению, которое это письмо произвело на сердце вашего отца, который вас так нежно любит. – Вы так мило выказываете готовность следовать моим советам, которые я дал вам в час моего отъезда. – Вы подтверждаете, что вы поняли всю степень их важности для вашего будущего благополучия. – Пусть Божественное Провидение поможет вам исполнить ваши благие намерения, и ничто не сравнится с моим счастьем, которое я испытываю, видя счастливым вас, мой дорогой сын. – Ищите всегда, мой друг, счастье в себе самом и знайте, что можно стать счастливым, лишь исполняя все, что Провиденье нам предписывает. //л. 19 об. Лишь когда вы будете довольны собой, и все, кто вас окружает, будут довольны вами, лишь тогда вы сами будете счастливы. – Бог дал вам способности, необходимые, чтобы расширить ваши познания, чтобы развить ваше сердце и разум. – Используйте, мой друг, эти способности, и вы будете удовлетворены вашим существованием. Я надеюсь, что Бог доставит мне удовольствие вас еще раз увидеть, и тогда я смогу подтвердить вам посредством вашего собственного опыта то, что я только что вам высказал.
Ваша дорогая Мать пишет, что чувствует себя хорошо(*1) просит передать вам уверения в своей материнской нежности. Она не пишет вам, полагая, что вы уже выехали из //л. 20 Кронштадта. – Дай Бог, чтобы это скоро случилось. – Здешний неблагоприятный ветер заставляет меня полагать, что вы еще там.
Все ваши друзья, и в частности молодой князь Вяземский, передают вам тысячу приветов. – Он после вашего отъезда был помещен в иезуитский пансион и, кажется, он этим доволен, так как у него там есть соученики, которых он знал еще по Москве – дети г[осподи]на Обрезкова(*2), трое мальчиков, старший из них – вашего возраста.
Я предполагаю уехать в конце этой недели в Москву. – Прощайте, дорогой Друг. – Нежно вас обнимаю и все также вас люблю.
Ваш лучший Друг и отец
I de Pestel


ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 19 - 20.
_________________________
(*1) Упоминание о самочувствии Елизаветы Ивановны вызвано ее беременностью. 13 октября 1805 г. она родила сына Константина (см. упоминания ниже в письмах).
(*2) Обресков Михаил Алексеевич (1764-1842), в 1805 г. – генерал-кригскомиссар армии. Речь идет о троих из четырех его сыновей: Алексее (1788—1811), Дмитрии (1790—1864), Александре (1793—1885). (У Обрескова был и четвертый сын, 1802 г.р.). Судя по всему, это скорее знакомые Вяземских, чем Пестелей.
(В ВД предположительно и неверно указан не Михаил Алексеевич, а Петр Алексеевич Обресков, его брат).
Позже М.А. Обресков был, в частности, назначен в Верховный уголовный суд по делу декабристов.

И.Б. Пестель – Павлу и Владимиру Пестелям

С[анкт-]Петерб[ург], 26 авг[уста]/7 сент[ября] 1805

Я написал вам, дорогие Друзья, Поль и Воло, в Кронштадт письма, здесь прилагаемые, которые господин Ниманн переслал мне, так как они вас не нашли по причине вашего отбытия из Кронштадта. - Бог да хранит вас в добром здравии и благополучно доставит в Любек. С большим нетерпением жду ваших сообщений оттуда, так как морское путешествие, по моему мнению, одна из самых неприятных вещей, и я не буду спокоен, пока не увижу вас сошедшими с корабля в добром здравии. – Вы хорошо знаете, друзья мои, как нежно я вас люблю. – Разумеется, вы дадите мне о себе знать.
Маменька, которая пишет мне с каждой почтой, чувствует себя замечательно, так же, как и ваши братья. – Завтра утром я уезжаю в Москву.
//л. 21 об. Некоторые необходимые дела мне помешали сделать это раньше. – Прощайте, друзья мои, нежно вас обнимаю и благословляю от всей души, преисполненной самых нежных чувств.
Ваш сердцем и душой.
P.S. Все ваши петербургские знакомые осведомлены о вас. Бороздин(*1), Аimée(*2) и кн[язь] Пьер Вяземский передают вам тысячу приветов. - Последний очень огорчен, что не может присоединиться к вам, вместо того, чтобы оставаться здесь, в иезуитском пансионе, где я был вчера и видел его. – Старшая дочь княгини Репниной Машинька (*3) умерла, и ее мать безутешна.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 21 – 21 об
___________________________
(*1) В переписке Вяземского нередко упоминается Константин Матвеевич Бороздин (1781-1848). Его отцом был Матвей Корнильевич Бороздин (1753-1817), сенатор, чиновник судебного ведомства. Детей у него было много, кроме Константина – еще по меньшей мере 5 сыновей и 2 дочери, родившиеся, видимо, в конце XVIII в. Возможно, речь идет об одном из этих сыновей.
(*2) Речь идет о Любови Федоровне Гагариной, в замужестве Полуэктовой. См. о ней примечание к письму А. Лараффа от 29 июля 1804 г. в 1 части публикации.
(*3) Слово написано по-русски. Речь идет о дочери Николая Григорьевича Репнина-Волконского (1778-1845) и Варвары Алексеевны (1778-1864), урожденной Разумовской.
Н.Г. Волконский – старший сын Григория Семеновича Волконского и Александры Николаевны Репниной. Поскольку на ней прекратился род Репниных, ей было разрешено передать фамилию одному из сыновей. По семейному преданию, какому именно сыну – решалось жребием (поскольку никто из них не хотел менять фамилию).
Варвара Алексеевна была женщиной деятельной, и уже с первого десятилетия XIX в. искала, куда она могла бы применить свои силы с пользой для других. Во время военных кампаний, в которых участвовал ее муж, она следовала за ним, ухаживала за ранеными; когда он был назначен генерал-губернатором Саксонии – помогала нуждающимся в Дрездене. Позже много содействовала развитию женского образования в Петербурге и в Полтаве (когда ее муж был назначен генерал-губернатором Малороссии).
Мария Репнина родилась в 1803 г. и скончалась в августе 1805 г. Позже у них было еще 7 детей, из которых до взрослых лет дожили четверо.

И.Б. Пестель – Павлу и Владимиру Пестелям

Москва, 2/14 октября 1805

Мои дорогие друзья Поль и Воло, завтра будет ровно шесть недель с тех пор, как вы уехали из Кронштадта, а у нас нет о вас никаких известий. – Я уверяю вас, милые Друзья, что это меня очень беспокоит. – Не то чтобы я предполагал, что с вами произошло какое-либо несчастье, но, по меньшей мере, это подтверждает, что ваше путешествие идет медленно и не так хорошо, как я предполагал. – Я совершенно убежден, что наш общий друг г[осподи]н Зейдель сообщит нам новости о вас и о себе так быстро, как он сможет это сделать. – Каждый день я молю Всевышнего благословить вас, мои милые Друзья, и каждый раз, когда почта, которая могла бы доставить нам ваши письма, прибывает, и мы не получаем от вас известий, моя грусть возрастает. Я не смогу быть совершенно спокоен, пока не узнаю, что вы благополучно прибыли на место назначения.
По причине беспокойства, которое мы испытываем, не получая от вас известий, вы не должны пренебрегать, //л. 22 об. мои милые Друзья, возможностью сообщать нам о себе, но, чтобы ваши занятия и учеба от этого не страдали, я прошу вас писать по одному письму от каждого из вас каждые две недели. – Вы будете писать поочередно - один раз вашей маменьке и один раз мне. Таким образом мы будем получать от вас известия два раза в месяц, и мы вам будем писать также.
Все наши чувствуют себя хорошо. Ваш дедушка нежно вас любит и часто о вас говорит. Его беспокойство об отсутствии сведений о вас так же велико, как и наше. Напишите ему по-немецки, Друзья мои, и поблагодарите его за его нежность. Не забывайте писать время от времени нашей бабушке Крок.
Сегодня неделя с тех пор, как ваша тетя Биллингс благополучно родила девочку(*1). Мать и ребенок чувствуют себя хорошо. – Два дня назад //л. 23 г[оспо]жа Ореус(*2) родила мальчика. Даст Бог, роды вашей маменьки будут такими же благополучными, как и у вашей тети, которая произвела на свет ребенка раньше, чем акушерка успела прийти. – Вот, друзья мои, главные семейные новости. – Теперь я расскажу вам о нашем доме. – Ваша дорогая маменька работает с утра до вечера, чтобы привести все в порядок и подготовиться к родам, которые произойдут, по-видимому, через неделю или десять дней. – Я сразу же сообщу вам все новости. – Присоединитесь ко мне, дети мои, чтобы попросить нашего Спасителя, чтобы она благополучно перенесла роды, и чтобы Он сохранил в добром здравии эту дорогую маменьку, которая делает нас всех столь счастливыми, и без которой никто из нас не был бы им в полной мере.
//л. 23 об. У Бориса все по-прежнему. Он постоянно более или менее хворает. Он часто о вас думает и искренне по вам скучает. – Александр уверяет, что он вас очень любит. Вы его не узнаете, когда увидите. Он вежлив, послушен и очень забавен. У него настоящая страсть к французскому языку, и он умеет приблизительно выразить все, что хочет, и даже говорит по-французски с Борисом. – Иногда он говорит так, что можно умереть со смеху, но это его не смущает нисколько.
Борис и Александр вас нежно обнимают. Ваша маменька прижимает вас к своему материнскому сердцу и дает вам свое благословение.
То же самое делаю и я, прибавляя, что никогда ни один отец не любил своих детей так нежно, как я. –
Отвечайте мне тем же, Друзья мои, и старайтесь доставить вашим родителям утешение видеть вас такими, как они того желают, и какими, как вы сами знаете, должны быть.
Прощайте, дорогие мои дети.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 22 – 23 об.
______________________
(*1) Речь идет о рождении Надежды Осиповны Биллингс (1805-1875), дочери Джозефа (Иосифа) Биллингса (ок. 1758 – 1806), английского мореплавателя на русской службе, и Екатерины Борисовны, урожденной Пестель (1772 – 1827), сестры Ивана Борисовича.
Впоследствии, в 1828 году Надежда Биллингс стала супругой Василия Дмитриевича Корнильева (1793-1851). Он происходил из семьи тобольских купцов, интересы которых не ограничивались только торговлей (кстати, довольно обширной): его отец еще в конце XVIII в. издавал первый в Тобольске журнал. Сам Василий Корнильев уехал еще молодым человеком в Москву, служил по Министерству юстиции, вышел в отставку в 1825 г., жил в Москве, интересовался историей, литературой, театром, дом его считался известным литературным салоном, хотя он не был ни богат, ни знатен. Судя по сохранившейся семейной переписке, брак был счастливым, супруги скучали друг без друга даже при недолгой разлуке. Из детей до взрослых лет дожили пять девочек. Восприемницей одной из них в 1833 году была родная тетка Надежды Осиповны, Елизавета Борисовна фон Брин, урожденная Пестель.
Потомки этого семейства здравствуют до сих пор, из изысканий одной из них, доктора биологических наук Л.В. Серовой, и почерпнуты сведения о Корнильевых. (Серова Л.В. Мы корни дерева. Часть 1, 3. http://lit.lib.ru/s/serowa_l_w/text_0070.shtml , http://lit.lib.ru/s/serowa_l_w/text_0090.shtml )
(*2) Возможно, речь ком-то из потомков Густава Максимовича Ореуса (1738-1811), врача родом из Финляндии. В 1750-х годах он учился медицине в Москве и позже стал первым доктором медицины, получившим эту степень в России. В 1770-х годах боролся с чумой в Молдавии, Валахии и в Москве, затем вышел в отставку, но в 1800-х снова был на службе (по-видимому, в Петербурге, поскольку был членом Санкт-Петербургской медико-хирургической академии), пока не вышел в отставку в 1810 г. Был дважды женат.
В 1800-х годах какой-то доктор Ореус продает коллеге по профессии дом в Москве. Это может быть кто-то из его сыновей.
(На русской службе в это время находится и другой Ореус – Максим Максимович Ореус (1742-1819), выборгский, затем финляндский генерал-губернатор, известны и его потомки. Но это семейство в то время связано именно с Финляндией и Петербургом, а не с Москвой).


И.Б. Пестель, Е.И. Пестель – Павлу и Владимиру Пестелям

Москва, 16/28 октября 1805

Мои дорогие дети, Поль и Воло!
Вы не можете себе представить, как ваша маменька (которая вас нежно обнимает) и я о вас беспокоились, не имея никаких от вас известий в течение 7 недель считая от вашего отъезда из Кронштадта. Лишь 11/23 числа сего месяца получили мы первые сведения о вашем прибытии в Травемюнде(*1).
Мы получили одно письмо от нашего доброго друга г[осподи]на Зейделя из Любека и ваши из Гамбурга. – Первое, что я сделал, прочитав ваши письма – бросился на колени, чтобы возблагодарить Всевышнего за ваше благополучное прибытие к месту назначения. Я был чувствительно тронут всеми подробностями, которые г[осподи]н Зейдель о вас сообщает, продолжайте, дорогие друзья, заслуживать одобрение //л. 24 об. этого достойного Друга, следуйте его советам, так как в настоящий момент он заменяет вам отца и мать, и, разумеется, он сделает вас счастливыми до конца ваших дней, если вы будете точно следовать его наставлениям. Прежде чем говорить с вами о вас, я сообщу вам новость, которая несомненно доставит вам огромное удовольствие – ваша добрая маменька благополучно родила маленького мальчика, 13/25 сего месяца, которого мы назвали Константином(*2). – Маменька и ваш брат в возрасте двух дней чувствуют себя настолько хорошо, насколько это возможно. Во время страданий вашей маменьки огромным утешением для нее были полученные известия о вас. – Поспешите же, друзья мои, сообщить эту новость г[осподи]ну Зейделю, которому я ничего не сообщаю, чтобы доставить вам удовольствие сделать это самим. //л. 25
В доказательство того, что маменька чувствует себя хорошо, она попросила меня дать ей письмо, чтобы она могла добавить несколько слов своей рукой, несмотря на слабость, в которой она находится в своем положении роженицы. – Благодарите Бога, друзья мои, за то, что он сохранил нам нашу добрую мать, которая вас любит также нежно, и которой вы стольким обязаны. – Вы были бы тронуты, видя, как мы оба плакали, ваша мать и я, читая ваши письма. Мы были очень взволнованы, узнав о том, как много перенес Воло, и как Поль храбро вел себя во время грозы(*3). Поверьте, друзья мои, что вера в милость Всевышнего всегда будет вам поддержкой и утешением во всех жизненных потрясениях. – Старайтесь, друзья мои, хорошо в этом убедиться, и всегда прибегайте к Господу Спасителю, который не покидает никого, //л. 25 об. кто молится и верует. Пусть Господь, благой и милостивый, поможет вам, мой друг Поль, выполнить обещание, которое вы дали в своем последнем письме – быть прилежным в учебе и развивать свой разум и сердце, от природы доброе.
Дедушка и обе ваши бабушки нежно вас обнимают, так же как и все ваши тети и дяди. – Вы имеете счастье, друзья мои, быть нежно любимыми всей вашей семьей. – Дедушка плакал от радости, когда я читал ему ваши письма, и он меня уверил, что со времени вашего отъезда это была первая ночь, которую он провел спокойно, с тех пор как мы получили известие о вашем приезде в Гамбург.
Я восхищен, мой друг Поль, узнав от г[осподи]на Зейделя, что вы по-прежнему любите ваш родину. – Вы должны ее любить по причине благодеяний, которые здесь имели ваши родственники со времени //л. 26 поселения нашего рода в этой стране. – Россия является нашей родиной уже более ста лет(*4).
Борис, который с некоторого времени чувствует себя лучше, вам сегодня пишет. – Александр вас обнимает. - Он часто говорит о вас, вы не можете себе представить, как он мил и забавен. – Он часто говорит о вас и радуется, что со времени рождения Константина он уже не самый младший из братьев.
Прощайте, дорогие мои дети, - Я прижимаю вас к своему сердцу, которое дышит лишь глубокой нежностью к вам. Думая о вас и прижимая вас к груди, заканчиваю я это письмо, не имея времени написать вам больше.
Прощайте еще раз, мои дорогие Друзья, будьте счастливы и довольны.
T.S.V.P.
(*5)
Л. 26 об. /Е.И./
Слава Богу, дорогие Дети и милые друзья, что теперь я могу быть так же спокойна за вас, как и вы за меня. Я чувствую себя хорошо и, благодаря Бога за то, что вы благополучно прибыли на место и, поручая вашим дружеским чувствам вашего нового брата Константина, я вас благословляю и обнимаю от всей души. Я не пишу вам больше, потому что чувствую себя еще слабой, и мне вообще запрещено писать, но верьте, дорогие друзья, что половина написанного вашим добрым и нежным отцом принадлежит мне. Прощайте, у меня отнимают перо, но мое сердце остается с вами.

/И.Б./
Вы написали на конверте письма для маменьки – урожденная Крокше, нужно было писать урожденная Крокова.(*6)

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 24 – 26 об.
_______________________
(*1) Травемюнде – порт и (несколько позже) морской курорт при устье реки Траве, рядом с Любеком (который находится дальше от берега). В настоящее время вошел в состав Любека.
(*2) Константин Пестель прожил около двух лет и скончался в конце октября 1807 г. Старшие братья, Павел и Владимир, так и не увидели его, поскольку приехали в Россию позже.
(*3) Эта гроза упоминается в письмах еще несколько раз (у Зейделя уже по возвращении из Германии, в письмах деда). Судя по всему, гроза (или шторм, как можно перевести это слово в немецких письмах) была событием значительным. Позже эпизод с грозой со слов Павла Пестеля пересказывает в своих записках его товарищ по службе и тайному обществу Николай Лорер. Рассказ завершался фразой «Кому быть повешенным, тот не утонет». (Н.И. Лорер. Записки декабриста. Иркутск, 1984. С. 70.)
По-видимому, в результате море по крайней мере Павел не любил – судя по описанию Одессы и тамошних развлечений в письмах к П.Д. Киселеву (ИРЛИ, ф. Киселева). (О Владимире мы ничего не можем сказать).
(*4) В действительности – немного менее 100 лет: Вольфганг Пестель, дед Ивана Борисовича, прибыл в Петербург в 1719 г.
(*5) Французское сокращение, которое расшифорвывается «переверните пожалуйста» [страницу].
(*6) Текст курсивом – по-русски, орфография подлинника.


Б.В. Пестель – Павлу Пестелю
Адресовка: «Моему дорогому внуку Полю в Гамбург»(*1)

Москва 23 окт[ября]/4 нояб[ря] 1805

Твое письмецо, написанное, к тому же, по-немецки, от 7 октября я получил с тем более живой радостью, чем более мрачными были известия о вас, повергшие меня в горе. Ты, к счастью, сумел прибегнуть к великому, всемогущему Богу. И что же? Ты, дорогой Пауль, утешился и стал здоров.(*2) Господь всегда близок к тем, кто Ему доверяет. Он послал вам много испытаний и счастливо вас от них избавил. Господи! Занимайтесь своими науками, но никогда не забывайте, что «страх Божий – это начало премудрости». Вы находитесь в таком месте, где царит вольнодумство. Не ходите из-за этого ложными путями. Так называемые просветители, которые заслуги Христа нашего Искупителя подвергают сомнению, ведут нас к краху, разрушая покой, а счастливее от этого мы не становимся. Молитва, произнесенная с доверием, никогда не остается невыслушанной, и глаза мои всегда безошибочно это видели. Я более не полагаюсь на советы и помощь людей, я препоручил тяготы, несомненно ниспосланные мне Богом, моему Спасителю, и в результате эти душевные тяготы становились все легче и, наконец, совсем исчезли. Слава моему Спасителю.
// Л. 96 об.
Привет господину Зейделю и Воло. Этот последний ни письма мне не написал, ни привета не передал. Скажи ему, что это детская выходка. Я вас обнимаю, и всю жизнь вам предан .(*3)
Пестель

P.S. Поздравляю вас с новорожденным братом. Мои домашние передают привет. Бетти(*4) – это радость моего сердца.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 478. Лл. 96 – 96 об.
________________
(*1) Письмо написано по-немецки, адресовка – по-французски.
(*2) По-видимому, речь идет о какой-то болезни Павла вскоре по прибытии в Германию.
(*3) Фраза написана по-французски.
(*4) Дочь Иосифа Биллингса и Екатерины Борисовны, урожденной Пестель. Дата рождения точно не известна, по-видимому, 1804 г. (по упоминанию возраста в одном из писем 1806 г.). Впоследствии «Бетти» вышла замуж за поручика Бухвостова. Уже как «вдова поручика» она упоминается в завещании своего дяди, Андрея Борисовича Пестеля, в 1863 г. как одна из наследниц (Источник: РГИА. Фонд Опекунского совета учреждений ведомства имп. Марии).