?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

2. 1805 - 1808.
Письма в Германию.

Знание о мире делает нас людьми,
знания об отчизне – гражданами.

Девиз журнала «Гамбург и Альтона.
Журнал по истории времени, обычаев и вкусов».
1801-1806.


Эти письма написаны братьям Павлу и Владимиру Пестелям в Германию, где они учились три с половиной года, в 1805-1809 годах, первый год – в Гамбурге, потом – в Дрездене. Павлу от 12 до 15 лет, годы самого активного формирования личности приходятся на пребывание в Европе и делают его, как и брата, настоящим европейцем по духу. В Европе (а в Германии в особенности) тем временем успевает начаться (и окончиться) очередная война с Наполеоном, завершившаяся Тильзитским миром, и почти начаться следующая, буквально перед началом которой мальчики возвращаются в Россию.
Сохранность писем явно неполная, похоже, немалые фрагменты были утрачены при переездах между городами и странами. Перед нами, кстати, не только письма, но и всякие семейные документы, в том числе русские и немецкие стихи, которые, видимо, пересылались из дома; а также записки, вроде записок на холодильнике, которые взрослые адресуют детям. Такие записки – отдельный инструмент воспитания, распространенный в первой половине XIX века. Не все из приведенных здесь документов вошли в текст публикации переписки в 22 томе ВД.
Полноценный комментарий к этой части переписки, особенно в отношении германских реалий, был бы невозможен без помощи и участия istarni – соавтора этой части публикации.

Предыдущая часть - здесь: http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/perepiska2.htm
Текст одним файлом - здесь: https://yadi.sk/i/n5bp7VaksBy5h


1805


Борис Владимирович Пестель – Ивану Борисовичу Пестелю.(*1)

[Москва, 1805, не позже июля ]

Мой дорогой сын! Я не знаю, когда твои дорогие дети отправятся в путешествие(*2), и посылаю им на этом листе мое сердечное дедовское благословение к их путешествию и намерениям, которые я скрепляю нежной слезой. Скажи им: что я их искренне и более, чем могу показать, люблю и буду продолжать и впредь молить за них Господа. Передай им при сем прилагаемые, незначительные, но от всего сердца приложенные дорожно-карманные деньги, как сувенир на дорогу от
твоего
сердечно и нежно любящего Отца,
Р.


ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 478. Л. 97.
____________________
(*1) Дата в письме отсутствует, датируется по упоминанию скорого отъезда в Германию.
(*2) В августе 1805 г. Павел и Владимир Пестели были отправлены в Германию на учебу. С 1803 г. Павел, Борис и Владимир были зачислены в Пажеский корпус сверх комплекта «и отпущены в дом отца в Москву для обучения». В прошении И.Б. Пестеля Д.П. Трощинскому (на тот момент – министру уделов) от 15 июня 1805 г. говорится: «желая довершить сие, могу истинно сказать, довольно успешно начатое воспитание, избрал я место, где все нужные им науки преподаются с лучшим успехом, где строгое наблюдение за поведением и где внушаются правила религии и образа мыслей, могущие со временем вкоренить в сердцах сыновей моих любовь к отечеству и к чести и доставить полезные для будущего им служения в России, любезном отечестве нашем, сведения. Сие место не искал я в развратной Франции, а нашел его в бывшем отечестве предков моих, в Германии, а именно в гимназии в Гамбурге». Помимо всего прочего, обучение в этой гимназии стоило вдвое дешевле, чем обучение дома. Высочайшее позволение Павлу и Владимиру выехать в Германию последовало 26 июля 1805 г. (РГВИА. Ф.. Пажеского корпуса.)
Вначале они отправились в Гамбург, в течение года учились там. Судя по письму гамбургского учителя Августа Шмидта, Павел был лучшим учеником в своем классе (он упоминает о его имени на доске – см. ниже).
Через год, летом 1806 г. братья переехали в Дрезден, в который к тому времени перевелся русский посланник в Дрездене Н.Н. Леонтьев, женатый на Софье Ивановне, урожденной Крок, родной сестре Елизаветы Ивановны. По всей видимости, дети уехали к Леонтьевым, куда вскоре прибыла из Москвы их бабушка, Анна Томасовна Крок со своим младшим внуком Александром.
Дети вернулись в Россию в начале 1809 г.

Анна Крок – Павлу Пестелю
На л. 5 об. адресовка: «Моему дорогому Полю».

Москва, 13 июля 1805

Ну вот вы и отправились в путь, мой дорогой Поль, а моя нежность и мое благословение следуют за вами. Они точно также пойдут впереди вас по вашем возвращении, если только Провидение оставит мне утешение когда-либо вновь вас увидеть. Тем временем трудитесь с успехом для своего счастья, как и для нашего! Пусть просветится ваш ум! Пусть сердце ваше останется чистым! Вот самые искренние пожелания вашей нежной подруги и бабушки.
А. Kroock.

Обнимите за меня вашего Папеньку и передайте мои приветы Г[осподи]ну Зейделю(*1), которому вы должны быть столь признательны.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 478. Л. 4.
_______________________
(*1) Зейдель, Андрей Егорович – воспитатель, сопровождавший Павла и Владимира Пестелей в поездке в Германию. Годы жизни неизвестны; по-видимому, был к этому времени довольно молодым человеком.
Во время пребывания в Дрездене (1806 – 1809 гг.) он активно привлекал к обучению братьев Карла Фридриха Краузе (1781-1832), в дальнейшем – известного философа. Познакомившись с Краузе, он первоначально предлагал ему отправиться вместе с детьми в Иркутск. Но отъезд не состоялся, и после переезда Пестелей в Дрезден, где Краузе давал им уроки, возникает другая идея – поездки в Париж в 1808 году. Там Зейдель собирался создать пансион для детей русских семейств, находящихся в Германии, и представить проект одновременно русскому императору и Наполеону. (A. Procksch. Krause, ein Lebensbild. Лпц., 1880. С. 32f. Krause, Karl Christian Friedrich. (2013). Der Briefwechsel Karl Christian Friedrich Krauses zur Würdigung Seines Lebens und Wirkens. London: Forgotten Books. (Original work published 1903). По-видимому, и из этого замысла ничего не вышло.
По возвращении из Германии А.Е. Зейдель жил в Москве (сохранились его письма 1809-1811 гг. в Петербург Павлу Пестелю – см. ниже), продолжая исполнять обязанности воспитателя уже при младшем брате, Александре Пестеле. В эти годы упоминаются члены его семьи: жена Софья и дочь Елизавета (позже, брак, видимо, распался). В 1811 г. – титулярный советник, переводчик Московской управы благочиния. (Москва и Отечественная война 1812 г. Книга 1. М., 2011. С. 19.). С 1819 г. – правитель иностранного отделения канцелярии Санкт-Петербургского генерал-губернатора М.А. Милорадовича. Более поздних сведений о нем нет.
Весьма вероятно, что он приехал в Россию из Германии, поскольку не упоминаются никакие его родственники. Возможно, он приходился Пестелям родственником: прадед Павла Пестеля, Вольфганг, был сыном Розины-Марии Зейдель, дочери Иоганна-Пауля Зейделя, члена городского совета города Шмолле (в Саксонии). Розина-Мария Зейдель умерла в 1742 г. в возрасте 76 лет. (ОПИ ГИМ. Ф. 282.)


Анна Крок – Владимиру Пестелю
На л. 7 об. адресовка: «Моему дорогому Воло».

Москва, 13 июля 1805

Бьет десять часов, а мой дорогой Воло все никак не придет пожелать мне доброго утра. Все же в этот самый час я хочу заняться вами, мое дорогое дитя, сказать вам, что я нежно вас люблю, что желаю вам благополучного путешествия, здоровья, успехов и счастья, и что прошу вас не забывать меня.
Бедный Борис до крайности сожалеет о своих дорогих братьях, он только и делает, что плачет. Александр, повторяя, что вы уехали в Гамбург, по существу не понимает, что значит уехать. Так что его веселость нисколько не омрачена горестной мыслью о разлуке. Прощайте, дитя мое, я нежно прижимаю вас к сердцу и так же благословляю.
А. Kroock.


ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 478. Л.6.

Анна Крок – Владимиру Пестелю
На л. 9 об. адресовка: «Моему дорогому Воло».

Москва, 24 июля 1805

Как я рада, мой дорогой Воло, узнав, что вы прибыли в Петербург быстро и столь благополучно, ибо я ни во что не ставлю несчастный случай с поломанной осью и разбитым колесом, раз уж весь этот грохот не смог прервать ваш мирный сон.
Пусть также и в будущем все жизненные неприятности, не более(*1) нарушают ваш покой!
Пишите мне чаще, дитя мое; я никоим образом не хочу допустить, чтобы вы усвоили привычку меня забывать, меня удручило бы это забвение. Описывайте мне ваши радости и огорчения, ваши успехи и неудачи, вы доверите их подруге нежной и снисходительной. Продолжайте любить меня, как и я вас буду любить всю мою жизнь.
Этой ночью была ужасающая гроза, которая заставила меня дрожать за моих маленьких отсутствующих друзей. Великий Боже! говорила я, //л. 8 об. если они теперь в море, защити их и отврати опасность, которая им угрожает, быть может. - Нет! Я не сумею быть вполне спокойной, пока не получу письма, отправленного из Любека(*2) или же из Гамбурга.
Александр часто зовет своих братьев, а Борис очень о них сожалеет.
Прощайте, мое дорогое дитя, будьте всегда счастливы и, главное, заслуживайте всегда быть таковыми, чтобы я могла с чистой совестью любить вас всегда так же нежно, как я это делаю. Тысяча благодарностей за ваши пожелания к моему празднику.
А.К.


ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 478. Л. 8.
__________________________
(*1) Слово «более» вставлено рукой Е.И.
(*2) Портовый город в Германии на берегу Балтийского моря, в устье реки Траве. Основное морское сообщение России и Германии шло через Любек. Туда Павел и Владимир Пестель прибыли кораблем из Кронштадта и направились в Гамбург.


Анна Крок – Павлу Пестелю
На л. 11 об. адресовка: «Моему дорогому Полю».

Москва, 24 июля 1805

Я вижу с удовольствием, мой дорогой Поль, что ваше долгое путешествие было начато в счастливый час. Только бы вы неслись как на крыльях по морю, как это было на суше! А ваше здоровье и настроение были одинаково прекрасны в обеих стихиях! – Мой дорогой Петербург, кажется, расщедрился, чтобы принять вас, поскольку он подарил вам грандиозное и великолепное зрелище военного корабля, спущенного на воду(*1). Я также льщу себя надеждой, что прекрасная Нева с кораблями, которые ее бороздят, и с очаровательными островами, которые ее украшают, чудные каналы со шлюпками, которые везут по ним музыку и радость, набережные, биржа, эти улицы, столь огромные, столь широкие и столь прямые, не ускользнут от вашего внимания. Войдя в Импе[раторский] сад(*2), вы замрете от восхищения перед величественной простотой восхитительной //л. 10 об. решетки, которая закрывается и позволяет разглядеть сквозь нее сад. Наконец, я наслаждаюсь с изрядной долей самолюбия различными ощущениями, которые эта пышная столица заставит вас испытать. Мне хотелось бы уже прибавить к ним и то, которое по вашем возвращении вызовет у вас ее панорама, увиденная(*3) с моря.
Я благодарю вас, дитя мое, за ваши пожелания к моему празднику и за ваше обещание всегда меня любить. По крайней мере я на это рассчитываю, так же как и рассчитываю, что вы всегда будете достойны моей нежности.
Наш Александр очень мил и часто говорит о своих братьях. Борис проливал слезы в память о вас в течение всего вечера разлуки с вами, он прольет более сладкие слезы в момент встречи, я присоединю, несомненно, и мои, если смогу быть тому свидетелем. В ожидании я вас люблю и матерински благословляю.
А. К.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 478. Л. 10.
__________________
(*1) По-видимому, речь идет о спуске на воду 18 июля 1805 г. 74-пушечного линейного корабля Балтийского флота «Твердый».
Известна также сама церемония спуска на воду этого корабля, которую, по всей видимости, и наблюдали братья Пестели вместе с отцом (см. А.Г. Сацкий. Церемониалы спуска на воду военных судов российского флота: http://www.mycity.kherson.ua/journal/letopis6/sp-sudov.html )
Изображение кораблей данного типа: http://ruxpert.ru/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Battle_of_Athos_1807.jpg
Источник информации:
http://ruxpert.ru/%D0%9A%D1%80%D1%83%D0%BF%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82%D1%8B_%28%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_I,_1801-1815%29#.D0.9A.D1.80.D1.83.D0.BF.D0.BD.D0.B5.D0.B9.D1.88.D0.B8.D0.B5_.D0.BA.D0.BE.D1.80.D0.B0.D0.B1.D0.BB.D0.B8_.D0.B8_.D1.81.D1.83.D0.B4.D0.B0
(*2) Имеется в виду Летний сад и его решетка работы Ю.М. Фельтена.
(*3) Слово «увиденная» вставлено Павлом.


Борис Владимирович Пестель – Павлу и Владимиру Пестелям(*1)

Москва, июля 31 дня 1805

Любезнейшие внучки!
С наибольшим обрадованием получил я ваши письма и вни[нрзб]ья вашего обо мне возпоминания.
Слабость моего здоровья и нежные чувства моего сердца воспрепятствовали мне проводить и проститься с вами лично. Благословение мое учинили то в место меня, и да будет всегда с вами.
Воспитание, которое вы здесь получили, и душевные ваши качества отвечают мне за ваше поведение и прилежность. Боже, подкрепи вас. Прибегайте к богу вседневно с теплою молитвою, то он, верно, вас удостоит быть вашим вождем. С нетерпеливостью я буду ожидать извещения о благополучном вашем прибытии в Гамбург.
Естли мы в сем свете не увидемся, то не забывайте к сердцу прижимающего вашего
Преданнейшего деда
Б.П.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 478. Л. 95.
_______________________________
(*1) Письмо написано по-русски.

Продолжение:
http://odna-zmeia.livejournal.com/135027.html
http://odna-zmeia.livejournal.com/134620.html
http://odna-zmeia.livejournal.com/134147.html
http://odna-zmeia.livejournal.com/134022.html
http://odna-zmeia.livejournal.com/133809.html

Comments

( 10 подшито и пронумеровано — отправить запрос )
naiwen
Jun. 2nd, 2016 07:25 pm (UTC)
У меня по прочтении (я еще немного не до конца дочитала) есть несколько вопросов такого общего плана. Может, где-то вы уже писали ответ, а я забыла или проглядела, прошу прощения.
Первое: а вот это вообще нормальная ситуация для тех лет, что братья вроде бы зачислены в Пажеский корпус, числятся в нем - и при этом их отправляют учиться за границу? Это исключительная или распространенная ситуация?
Второе, что стало интересно: а какой вообще первый язык в семье, на котором начинают говорить дети? Потому что мне вроде казалось, что немецкий, а так по переписке вроде бы Александр начинает учить немецкий позже, французский, как я понимаю, тоже у него не первый язык. Или первый у них все-таки русский?
И вот еще интересно, в комплекте документов много писем, адресованных Воло - не братьям вместе, а именно Воло лично на его имя отдельно. Почему тогда все письма оказались у Павла? Воло они не были нужны, он их себе не забрал?
odna_zmeia
Jun. 3rd, 2016 12:48 am (UTC)
Нет, про это ничего не писали.
С Пажеским корпусом ситуация исходно не вполне рядовая. Строго говоря, детям из такой семьи не вполне место в Пажеском корпусе - они все-таки не аристократы. Иван Борисович был благосклонно принято Александром в начале царствования, ну и, как я понимаю, его и несколько занесло, к тому же образование хотелось дать самое лучшее, и для начала карьеры такой старт очень неплох (а что он им еще может дать, состояния-то у него никакого...). Так что в корпус их приняли, но со скрежетом зубовным и "сверх комплекта" - мне кажется, официальная версия такова, что мест нет. Так что по возвращении все равно для уже нормального поступления туда пришлось держать экзамен.
Нет, первый однозначно не немецкий, первый все-таки русский. Прислуга же вся говорит только по-русски, грудного вскармливания нет (судя по упоминанию кормилица Александра), вокруг говорят по-русски, остальные языки уже учат, хоть и очень рано, но все-таки. И второй, мне кажется, французский, немецкий уже третий.
Немецкий первый для старшего поколения, для дедушек-бабушек, не уверена даже, что он первый для Ивана Борисовича.
Откуда такое количество писем Воло, я тоже думала (там потом будет еще одно письмо, адресованное Борису, вот тут вообще не очень понятно). А с этими, мне кажется, довольно простая история - они ведь переезжают, все письма детям хранятся где-то более-менее вместе, вот Павел и забирает их все, как самый аккуратный.:) Такая штука только с письмами в Германию: какое-то их количество все равно продолбали, но уж что уцелело, то уцелело в полном варианте.:)
fredmaj
Jun. 3rd, 2016 01:53 am (UTC)
про то, что грудного вскармливания нет - это не только по кормилице Александра понятно, это еще по разнице в возрасте между братьями.
naiwen
Jun. 3rd, 2016 03:04 am (UTC)
О, спасибо. Удивило еще, что дети английский учат, это как бы не настолько часто в то время.

Edited at 2016-06-03 03:06 am (UTC)
odna_zmeia
Jun. 3rd, 2016 09:37 am (UTC)
Да, английский - язык нечастый, а здесь учат, и тоже с довольно раннего возраста (там даже одно английское письмо есть:)).
Уже в Германии учат древние языки - латынь и греческий. В общем, я не знаю, сколько там в итоге рабочих языков, кроме русского - не меньше пяти, и три - русский, французский, немецкий - совершенно равноправны. Пыталась представить себе, как думает трилингва - и поняла, что не могу себе представить.:)
naiwen
Jun. 3rd, 2016 04:36 pm (UTC)
На латинском и греческом, как я понимаю, все-таки в быту не разговаривают :) это только Сабиньский какого-то сибирского чиновника троллил тем, что заставлял разговаривать по-латыни :)
Здесь трилингва - три совершенно разных языка, разных групп (да, вот как языки в голове не путаются?). Отдельная песня - билингвы и трилингвы, у которых родственные языки. Вон Любелия выкладывает отрывки из писем Марии Казимировны - там у нее такое ламатьяве местами интересное, сразу видно - здесь был суржик :)
odna_zmeia
Jun. 7th, 2016 06:29 pm (UTC)
Но немецкий и французский - это ведь одна группа, или я что-то путаю? Вообще мышление таких людей - это для меня тайна. Языки путаются - например, посреди французского письма немецкое слово или наоборот, путаница с грамматикой (когда не могут вспомнить, на каком языке это слово и пишут "как-нибудь", я ты потом голову ломаешь - что это?:)), а еще путаются алфавиты.
Вообще мой абсолютный фаворит - написанная латиницей во французском письме фамилия "Депрерадович", в процессе вставшая в русский падеж и обретшая кириллическое окончание дательного падежа: "Депрерадовичу" - по-русски там было последнее "чу", на прочтение ушло около часа и усилия трех человек.:))
naiwen
Jun. 7th, 2016 07:08 pm (UTC)
Нет, немецкий и французский даже близко не похожи. Немецкий это германская группа, а французский - романская группа. Они друг с другом не ближе, чем например русский и английский, только что индоевропейские.
naiwen
Jun. 3rd, 2016 04:38 pm (UTC)
Вот еще насчет Пажеского корпуса, задумалась и все-таки не вполне понимаю ситуацию. То есть детей записывают в корпус "сверх комплекта", и при этом занятия они не посещают, а уезжают учиться за границу, а потом поступают заново уже в старшие классы? А так можно - не посещать несколько лет занятия в учебном заведении, куда ребенок вроде бы записан? А почему за непосещение не исключают, например?
Вот вроде бы должна это знать, а почему-то никогда не задумывалась и толком не знаю.
odna_zmeia
Jun. 7th, 2016 06:31 pm (UTC)
Вообще на самом деле в Пажеский корпус их не приняли. Это "сверх комплекта" означает, что им разрешили там числиться (и, может быть, когда-нибудь, если будут вакантные места, все-таки учиться). Потому за непосещение занятий ничего и не было - им только позволили считаться учениками.
( 10 подшито и пронумеровано — отправить запрос )