?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

3.
1809 – 1811.
Между: письма в Москву и Петербург.


Так сколько же вам лет, дитя мое?
Ах, много сударь, много - восемнадцать.

Ю. Ряшенцев. Песня из фильма "Три мушкетера"


Эти письма, не имея территориального единства, довольно четко объединяются тематически. Общее для них – именно промежуточное положение того времени, когда они написаны (из Дрездена – в Москву, из Москвы – в Петербург, от гувернеров – в Пажеский корпус, из корпуса – в службу). Это жизнь, которая быстро меняется. Это короткий период перед началом самостоятельной жизни. Родители внезапно обнаруживают, что мальчик вырос, но еще не очень верят этому, и торопятся еще исправить шероховатости его характера, пока есть время. Прежние гувернеры заверяют в дружбе и просят помощи в поиске покровительства. Оставшаяся в Германии бабушка напоминает: теперь только вы сами будете отвечать за ваши поступки.
За эти два года меняется окружение Павла – меняется сильно, и больше одного раза. Адресату этих писем нужно успевать соответствовать всем этим переменам. Это трудно, но об этом речь вроде бы и не идет.
В этой части публикации, как и в предыдущей, есть письма, неопубликованные в 22 томе ВД – это письма учителей Павла (Л. Дерош, У. Джексон).
Эта часть публикации, как и предыдущая, была бы невозможна без помощи Истарни (istarni) в отношении немецких реалий. Мы также благодарим Хольгера (istanaro) за перевод с испанского фрагментов необходимой нам при комментировании монографии.

Текст одним файлом - здесь: https://yadi.sk/i/iNNJO1x1tuuSh


1809



Анна Крок – Павлу Пестелю

Дрезден, 15/27 февраля 1809

Мне было очень приятно, мой дорогой Поль, получить от вас самих известия о вашем здоровье и благополучном путешествии. Чрезвычайные холода, что стоят здесь, часто заставляют меня дрожать за вас всех; я не буду по-настоящему вполне спокойной на этот счет, пока не узнаю, что вы все прибыли целыми и невредимыми и без неприятностей в отчий дом (*1). Я с нежностью представляю себе момент вашего прибытия и вашу взаимную радость, когда вы сожмете друг друга в объятиях. //л. 14 об.
Но, может быть, вы прибудете слишком поздно, чтобы застать еще вашего достойного Отца в Москве(*2); но даже застав его, вы увидите его весьма удрученным потерей своей почтеннейшей матери(*3). Именно вы, мои дорогие Дети, должны принести утешение в его душу, и мне приятно думать, что ваши родители, которые любят вас так нежно, всегда будут иметь повод радоваться, что принесли для вас такие жертвы. Что же касается меня, дорогие мои Дети, я буду //л. 15 наслаждаться вашими успехами и благословлю издалека ваши старания приобрести просвещение и добродетели.
Проезжая через Варшаву, я не нашла, что этот город напоминает Москву настолько, как вы говорите; мне показалось, что ее вид представляет большее единство замысла, в то время как разнообразные фрагменты, составляющие Москву, позволяют воображению свободно плавать между представлениями о Столице, о Деревне и о Дачной Местности. Эта //л. 15 об. пестрота имеет свое очарование для любителя; но что до меня, то я во всем предпочитаю твердо знать, с чем имею дело.
Передайте мои приветы, мой дорогой Поль, Господам Дерошу(*4), Гавинье(*5), д’Изарну, де Ториаку (*6) (если вам удастся его увидеть), Г[осподи]ну де Року(*7), в общем, всем, кто обо мне вспомнит, исключая г[осподи]на Лемера (*8), с которым я никогда не имела отношений, ни серьезных, ни смехотворных.
Любите меня, дорогое мое Дитя, и рассчитывайте на самое теплое участие, которое я всегда буду принимать в вас.
А. К.
P.S. Бедный Арсеньев(*9) умирает.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 478. Лл. 14 – 15 об.
____________________________________
(*1) Письмо пишется Анной Томасовной вскоре после отъезда внуков, после получения письма, написанного Павлом еще с дороги, из Варшавы. При этом она сообщает ему известия, извлеченные из письма из Москвы.
(*2) Иван Борисович собирался отправиться в Петербург, и дети действительно уже не застали его в Москве. («В феврале 1809 года прибыл я в Петербург…» - И.Б. Пестель. Записка о службе. // Русский архив. 1875. № 4. С. 391.)
(*3) Мать Ивана Борисовича, Анна Ивановна (Анна-Елена), урожденная Крок, скончалась 8 января 1809 г., в возрасте 62 лет, и была похоронена на иноверческом кладбище на Введенских горах («Московский некрополь». Т. 2. С. 412.)
(*4) Леонар Дерош – представитель иностранной колонии в Москве, занимавшийся преподаванием. См. о нем подробнее примечание в первой части переписки, в письме И.Б. Пестеля от 2 февраля 1804 г.
(*5) Гавинье Иван – упомянут в 1802 г. в списке французов, находящихся в России, но желающих при этом принести присягу Наполеону как Первому консулу, составленном российским Министерством иностранных дел: «Гавинье (Gauvignat),- уехал из Франции в 1774 г., служит на Московской почте». (L. Pingaud. Les francais en Russie et les Russes en France. Paris, 1886. P. 463.) Упомянутые в Адрес-календарях в 1809 – 1833 гг. Иван Иванович и Николай Иванович Гавинье (Говинье), вероятно, являются его детьми. Иван Иванович Гавинье в 1809 – 1815 гг. также служил на Московском почтамте «при разных должностях»; позже – в Петербурге, в Министерстве внутренних дел, где служил и его брат Николай. (В 22 томе ВД их почему-то сочли одним человеком, о котором и идет речь в данном письме.)
(*6) Д’Изарн и Ториак – представители иностранной колонии в Москве, занимавшиеся торговлей, знакомые семейства Пестелей. См. о них подробнее примечания в первой части переписки, к письмам И.Б. Пестеля от 10 декабря 1801 г. и от 16 февраля 1804 г.
(*7) Де Рок – личность не установлена.
(*8) Или «господина управляющего» - «Mr: le Maire»
(*9) Лемер – не вполне понятно, кто именно имеется в виду. Возможно, это хирург Я.И. Лемер, практиковавший в Москве и преподававший в Медико-хирургической академии, прибывший в Москву в 1809 г. с русскими военнопленными (тогда и Анна Крок, и Павел были знакомы с ним еще в Европе). (Москва и Отечественная война 1812 г. Кн. 1. М., 2011. С. 161, 163, 164.) Возможно также, что в виду может иметься «живописец по фарфору» Антон (Антуан) Лемер, живший в Москве, где он вступил в соответствующий цех, женился на вольноотпущенной крестьянке и умер в 1810 году. (ЦИАМ. Фонд Московского городового магистрата.)
(*10) В газете «Дрезденские объявления» за ноябрь 1805 года в списке прибывших путешественников упоминается «господин полковник Арсеньев на русской императорской службе». Это пока единственное упоминание, которое мы точно можем отнести именно к этому Арсеньеву. По всей видимости, к тому времени он был в отставке, поскольку продолжал проживать в Дрездене с 1805 по 1809 гг., находясь там не по делам службы.
Арсеньевы – довольно многочисленный дворянский род, в основном московский. В Адрес-календарях упоминаются различные его представители, находившиеся как на военной, так и на гражданской службе, в Москве и в Петербурге. Так, в Адрес-календаре на 1779 г. в Московской полицмейстерской канцелярии значится секунд-майор Василий Владимирович Арсеньев.




Анна Крок – Павлу, Борису и Владимиру Пестелям


[Дрезден, 1809, март – начало апреля](*1)

Мои дорогие Дети, Поль, Борис и Воло.
Не сочтите дурным, что вместо того, чтобы написать каждому по отдельности, я адресую одно письмо всем троим. Мои глаза настолько утомлены, что я не предвижу возможности рассчитывать на них для написания целых трех писем. Тем не менее мне захотелось сказать вам всем, что я с нежностью прочла изъявления вашей ко мне привязанности; что моя к вам неизменна, и что ничто не сможет доставить мне //лл. 22 об. удовольствия более истинного, чем хорошие известия о вас.
Я не знаю, довершил ли уже приезд Вашего милого Папеньки счастье вновь обрести вас в лоне Вашей семьи. Как приятно ему будет увидеть Вас после столь долгой разлуки! Мне иногда хочется невидимкой созерцать вас всех, и видом Вашего счастья рассеять свои горести….
Дрезден теперь совершенно опустел. Большинство жителей, составляющих общество, пребывают за городом, //л. 23 дипломатический Корпус последовал за Королем(*2)… Мадам Арсеньева(*3) наконец уехала согласно положительному распоряжению Императора, который соизволил снабдить ее средствами, чтобы предпринять это путешествие. – Я прошу прощения у Бориса за все эти новости, которые его не интересуют; чтобы благородно отомстить за скуку, которую я ему причинила, я прошу его сообщить мне подробности о том, как Вы все проводите время, чем вы занимаетесь //лл. 23 об. и каковы ваши развлечения. Мне будет интересно все; и, быть может, эти подробности вашего существования, дорогие мои Дети, смогут обмануть меня относительно того расстояния, что нас разделяет. У меня нет надежды, что кто-либо из нас его преодолеет; быть может даже непредвиденные обстоятельства его еще увеличат; не отказывайте же мне в утешении узнать то, чего я не могу увидеть. Вспоминайте иногда обо мне и о моей нежной дружбе к Вам.
А. Kroock.


ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 478. Лл. 22 – 23 об.
_____________________________
(*1) Дата в письме отсутствует. Датировано на основании сравнения с письмом от 15/27 февраля 1809 и по упоминанию отъезда короля Саксонии (см. примечания). В февральском письме говорится «Бедный Арсеньев умирает». В этом письме упоминается о путешествии Арсеньевой, определенно происходящем после смерти мужа, вероятнее всего, в марте-апреле 1809 г. В ВД письма датированы в обратном порядке.
(*2) Король (с 1806 г.), он же – курфюрст Саксонии (с 1763 г.) Фридрих Август I (1750 – 1827). Его перемещения связаны с началом военных действий в войне Пятой коалиции, где Саксония принимала участие в военных действиях на стороне Наполеона. 9-й Саксонский корпус Бернадотта собирался в марте 1809 г. около Дрездена. Военные действия начались в начале апреля.
(*3) В виду явно имеется вдова полковника Арсеньева, упомянутого в предыдущем письме.
В Дрезденском Адрес-календаре за 1809 г. среди прочих иностранцев упоминается «Графиня фон Арсеньев, из России», живущая по адресу «старый Рынок, 7». По-видимому, это упоминание относится ко времени, когда ее муж уже скончался, но она еще не получила средства для путешествия в Россию. Почему она названа графиней, неясно, сведений о графской ветви дворянского рода Арсеньевых нет.



И.Б. Пестель – Павлу Пестелю(*1)


С[анкт]-Петербург, 15-го марта 1809

Мой сердечно любимый сын!
Твое письмо от 4-го этого [меcяца(*2)] я прочел с волнением и теплейшим чувством. Из писем твоей милой матери узнал, с какой пользой как для твоего разума, так и для твоего сердца завершилось твое отсутствие в твоем Отечестве продолжительностью почти 4 года. – Ты стал, мой милый друг, разумнее, ученее и в особенности уступчивей, мягче, и в целом приобрел лучший склад характера. – Со слезами на глазах - упал я на колени и возблагодарил моего Творца за это новое доказательство того, что Он внемлет моим пламенным молитвам - я просил Его столь же настоятельно сохранить тебя - здоровым душой и телом!!
Боль причиняет моему сердцу то, что я не могу тебя сразу же по твоем прибытии в отеческий дом прижать к моему любовью и нежностью к тебе дышащему сердцу. - Провидение доставит мне и эту радость. - Когда я //л. 44 об. представляю себе мое состояние в момент, когда я почти 4 года назад покидал Кронштадт, не попрощавшись, и тебя и твоего брата, чье путешествие по морю я препоручил руководству Провидения. - Ах! как было удручено мое сердце. - О, как тревожно оно билось. - Теперь Всемогущий ниспослал мне это счастье, что я вновь обретаю тебя и твоего брата в отеческом доме - что я имею надежду нежно Вас обнять - что меня успокаивает убежденность, что Вы осветите, озарите тяжкий груз горестей в заботах, которые удручают Вашу Превосходную мать. Когда Вы, мои дорогие, 4 года назад покинули Москву, я советую Вам у ног Вашей матери, и вы возлежите у нее на коленях – никогда не забывать Ее материнскую заботу о Вас и стремиться Ее вознаградить любовью и всем тем, что //л. 45 может доставить радость материнскому нежно настроенному сердцу. Ты сдержал слово, дорогой Пауль. Ты обрадовал своих родителей улучшением своего характера и прилежанием в учебе. Однажды я вновь встречусь с Вами и Вашей дорогой матерью. - Тогда мы вновь опустимся перед ней на колени – и поблагодарим ее за то, что она пожертвовала здоровье и силы ради Вас, мои дорогие, чтобы подготовить Вам счастливую будущность.
Я хочу тебя теперь попросить, дорогой мой, милый Пауль, привыкни заблаговременно смотреть на твоего отца как на твоего ближайшего друга. Кто может быть тебе более верен, чем я? Я хочу также всегда называть тебя своим другом. - Приучи также твоих младших братьев смотреть на тебя и на меня как на их самых верных друзей. Заслужи и поддерживай их доверие, также как и я в свою очередь буду добиваться Вашего. - Мои права бесспорно большие, чем твои – тем легче будет мне //л. 45 об. твою, как и твоих братьев, любовь и дружбу вкупе с неограниченным доверием завоевать.
Прочти, прошу тебя, это письмо твоим братьям. Сделай так, чтобы его содержание вошло в их сердца. - Я желаю, чтобы ты мог понять его с чувством и рассуждением, с каким я его писал. - Моя чувствительность настолько возбуждена, что я должен закончить письмо, ибо я слишком взволнован. - В дальнейшем напишу еще.
Обнимает и Благословляет тебя твой верный отец и истинный друг
Р.

Р.S. Передай, мой друг, приложения твоим братьям и обними Их всех от моего имени.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 44 – 45 об.
____________________________________________
(*1) Письмо написано по-немецки.
(*2) Слово пропущено, вставлено по смыслу.




И. Б. Пестель – Павлу, Борису и Владимиру Пестелям(*1)
Л. 49. Адресовка: «Моим дорогим детям Полю, Борису и Воло в Москву»


С[анкт]-Петербург, 21 мая 1809

Мои любимые дети, Пауль, Борис и Воло!
Сколь много радости доставили мне все Ваши письма, столь же мне досадно, что нет возможности ответить на них сразу же и на каждое Ваше письмо – особым письмом – ибо я всех Вас равно сердечно люблю и потому должен позаботиться о каждом отдельном из указанных, и от того одно письмо для всех троих с полным правом может быть составлено, и притом мои накопившиеся дела и связанные с ними поездки не позволяют мне писать Вам так много и так часто, как мне бы того хотелось. В моей действительно //л. 46 об. нежной любви и дружбе к Вам, мои любимые, Вы должны быть слишком убеждены, чтобы приписать редкость моих писем к Вам иными причинами, чем недостаток времени. С какой радостью я вижу из писем Вашей возлюбленной матери, что Вы все трое с усердием посвящаете себя урокам, которые Вам преподают. Используйте, мои любимые, это время. Оно однажды пройдет, и все, с ним упущенное, нельзя будет вернуть назад, и часто в течение Вашего будущего жизненного пути вы будете сожалеть, что потеряли это время. //л. 47 Тебе, мой дорогой Пауль, я в особенности признателен за уроки, которые ты с таким усердием даешь своим обоим братьям. Меня это весьма тронуло, что ты с верностью занимаешься этим делом и знаешь, насколько важно быть полезным для своих братьев. Господь! Всемогущий да поддержит и укрепит тебя в твоих трудах, и позволит также и тебе радоваться своим братьям. Я ежедневно молюсь за всех Вас и благословляю Вас моим отцовским благословением, которое теперь могло бы Вас достичь!
Я чувствую себя достаточно хорошо, и хотя я теперь действительно много работаю, то я //л. 47 об. тем не менее еще не знаю, когда мне возможно будет отсюда вернуться. Ах! если бы Вы заглянули мне в сердце и могли бы понять, как сильно я желаю Вас, мои возлюбленные, обнять, как были бы Вы тогда еще более убеждены в моей нежности к Вам.
Поскольку я подозреваю, что Александр не все поймет(*2) , то я напишу ему особое письмо.
Какую радость доставило мне услышать от Вашего милого дедушки столь выгодный отзыв о Вас. В особенности милый папенька хвалит солидность, с которой ты, дорогой Пауль, ведешь себя в его обществе, и говорит //л. 48 между прочим, что он весьма хорошо себя чувствует в твоем обществе и охотно с тобой беседует. Как приятно услышать подобный отзыв, в особенности отцу, когда он исходит к тому же еще и от деда.
Я обнимаю Вас всех троих от всего сердца, как Ваш вернейший друг и нежнейший отец.
I. P.

P.S. Я прошу передать нашему общему высокочтимому верному другу господину Зейделю мой сердечный привет. Никогда не забывайте, милые дети, чем Вы обязаны этому достойному человеку.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 46 - 48.
________________________________________________________
(*1) Письмо написано по-немецки, адресовка – французская.
(*2) Буквально «не понимает немецкого языка», это выражение в разговорной речи значит "он не понимает чего-то очевидного". В ВД переведено буквально.



И.Б. Пестель – Павлу Пестелю(*1) Л. 51 об. Адресовка: «Моему дорогому сыну Полю в Москву»


С[анкт]-Петербург, 17-го июня 1809

Мой дорогой, нежно любимый Пауль! 24-го этого месяца – твой день рождения, а 29-го – твои именины – ты вступишь тогда в 17-ый год, мое дорогое дитя. - Какими различными размышлениями и чувствами в настоящий момент занята моя голова и мое сердце. – Во-первых, воспроизводит прошлое твоего 16-летнего бытия и заглядывает в будущее столь далеко, насколько Провидение позволяет это людям, и насколько это подобает мне вследствие богатого опыта, который я имел в своей жизни, и знания людей, которое я тем самым приобрел. Мое сердце полностью предается нежным отцовским чувствам, которыми оно столь исполнено. - Признательности, которое оно питает к своему Спасителю и Искупителю за то, что Он до сих пор хранил тебя в благополучии и поддерживал Своей милостью, и столь пламенному желанию, чтобы ты, мой любимый друг, однажды сам смог стать вполне счастлив и полезен своему ближнему. - Между тем, чтобы ты всегда неизменно мог оставаться верен принципам религии, которые в то же время приносят с собой истиннейшую порядочность. Все эти чувства //л. 50 об. влекут за собой то, что моя голова и сердце переполнены, и что я, собственно, не могу достаточно удовлетворительно выразить то, что в них происходит. Поток слез является результатом того, который я сопровождаю сердечнейшей молитвой о твоем благополучии, мое возлюбленное дитя . Даже отсутствующий, я возлагаю мои руки на твою голову, мое возлюбленное дитя, и молю Спасителя ниспослать на тебя Его Святое попечение, также и мое отцовское. При сем я хочу также присовокупить мои сердечные поздравления с твоим предстоящим днем рождения и днем именин. Это желание происходит от сердца и несомненно также придет к твоему сердцу [слово нрзб] без лишних слов.
Маленький подарок должен был сопроводить мои поздравления, однако поскольку твой дядя(*2 )Леонтьев (*3) мне его сегодня еще не доставил, то ты получишь его, мой дорогой, не раньше, чем со следующей почтой.
Обними твоих троих братьев от моего имени весьма нежно, и вы сделаете меня, мои дорогие друзья, весьма счастливым, если Вы Вашу любимую маменьку и друг друга весьма искренне и //л. 51 нежно любите, как и твой искреннейший вернейший друг и отец
Р.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 50 - 51.
_________________
(*1) Письмо написано по-немецки, адресовка – французская.
(*2) Так в тексте.
(*3) С этого года Николай Николаевич Леонтьев уже не находится в составе дипломатической миссии в Дрездене, а заведует 11 округом в Министерстве водных и сухопутных сообщений (он руководил работами по прокладке Новоладожского канала). Возможно, Павел и его братья вернулись в Россию вместе с Леонтьевыми.

Продолжение здесь:
http://odna-zmeia.livejournal.com/137773.html
http://odna-zmeia.livejournal.com/137587.html
http://odna-zmeia.livejournal.com/137450.html
http://odna-zmeia.livejournal.com/136978.html