?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Часть II, 10 мая - 28 июня 1812 года

И.Б. Пестель, Е.И. Пестель – Павлу Пестелю
№ 5 (*1)
С[анкт-]Петерб[ург], 10 мая 1812

Сегодня ровно месяц, дорогой Поль, с того дня, как вы уехали отсюда, а мы получили от вас лишь одно-единственное письмо. Мы же пишем вам 5-е. Я предпочитаю думать, что вы нам писали, и письма задерживаются. Я не могу себе представить, чтобы вы могли пренебречь возможностью написать нам, хорошо зная, какое удовольствие доставляют нам ваши письма. – С другой стороны, я не могу понять, как же вы не могли изыскать средство нам написать таким образом, чтобы ваши письма до нас дошли. – Старайтесь успокаивать нас, насколько это будет возможно, т.к. если бы вы испытали хоть раз отцовские и материнские чувства, вы бы больше о нас заботились.
Маменька вас обнимает. Ее здоровье не очень хорошо. Она себя чувствует то лучше, то хуже, но никогда не чувствует себя достаточно хорошо. Она надеется переехать на дачу(*2), которую мы занимали в прошлом году, около 20 числа сего месяца. – На днях у нас шел снег, и было не более 2-3 градусов тепла.
Вчера я был на похоронах супруги вашего превосходного (*3) командира(*4). – Маменька навещала ее 5-го, но //л. 62 об. ее не приняли, так как она была уже очень слаба. 7 (*5)-го в 4 утра она умерла. Вы можете передать вашему полковнику, что я видел всех его детей(*6). – Они глубоко удручены, но в остальном у них все идет хорошо. Я буду навещать их время от времени и сообщать о них через вас. – Выразите ему также мои соболезнования и соболезнования Маменьки.
Борис и Воло находятся в своих институтах, и я их не видел. Александр нежно вас обнимает. Он никак не дождется, когда же мы поедем в деревню. – Софи поправляется после дизентерии, которая была у нее 4 дня подряд и которая ее снова ослабила.
Прощайте, дорогой Поль. Я вас благословляю и нежно обнимаю, и прошу вас никогда не забывать, что есть Господь, который видит все ваши поступки, и перед судом Которого вы однажды предстанете.
Весь ваш %

P.S. Я получил письмо от вашего дяди Андрея, который передает вам свои наилучшие пожелания. Ему понадобилась неделя, чтобы добраться на почтовых отсюда в Москву(*7). Это ловкий служака (*8).

Л. 63 /Е.И./
Я возвращаюсь на минуточку, дорогой Поль, и, найдя Папеньку занятым окончанием этого письма, добавляю несколько срок, чтобы самой сказать вам, что я вас обнимаю, люблю и благословляю от всего сердца.
Я была у Гогеля и добилась у него, чтобы Воло во время моего пребывания в деревне был освобожден от урока Закона Божия и мог бы оставаться в воскресенье дольше, и так все время. Затем, так как я не видела Воло, я отправилась в корпус. Он вернулся из сада(*9) в экипаже. Он здоров и передает вам свои дружеские приветы. Имп[ератрица] Е[лизавета] снова справлялась о вас, говоря с улыбкой, что вы простите ее за то, что она (*10) интересуется более нами, чем вами. Невероятно, откуда она знает все подробности о нашей жизни и о всем, что касается вас(*11).
Прощайте, мой милый друг. Да хранит вас Господь. Вот моя ежедневная молитва.
Не думайте, что я пишу так плохо из-за моего ревматизма; дело в том, что меня дергают за волосы. NB (*12)
Vale (*13) %.

/И.Б./
NB Маменьку причесывают, пока она вам пишет.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 62 – 63.
_________________________
(*1) Номер проставлен Иваном Борисовичем.
(*2) Неизвестно, где была дача Пестелей в это время, но впоследствии, по меньшей мере с 1816 г., на лето они переезжали на Крестовский остров.
(*3) excellent, слово-паразит И.Б. на то время.
(*4) Речь идет о Любови Никитичне Удом, супруге командира Литовского полка И.Ф. Удома (см. примечания о них в письме от 27 апреля 1812 г.)
(*5) У супругов Удом было четверо детей: дочери Елизавета (1800-1837, в замужестве Аничкова), Надежда, Вера и сын Никита.
(*6) Даты исправлена рукой Е.И., кое-где расставлена пропущенная И.Б. диакритика.
(*7) В среднем дорога от Петербурга до Москвы занимала около трех суток.
Через Москву А.Б. Пестель отправлялся к месту службы, на Кавказ: в марте 1812 г. он был назначен командиром Тифлисского пехотного полка.
(*8) Фраза курсивом – по-немецки.
(*9) Возможно, имеется в виду Летний сад.
(10) Elles – они (фр.)
(*11) Судя по упоминаниям в переписке в этот период, Иван Борисович и Елизавета Ивановна входили в ближнее окружение императрицы Елизаветы Алексеевны, у которой в то время был свой круг приближенных.
(*12) Знак NB поставлен рукой И.Б. и отсылает к его приписке ниже.
(*13) Латинское прощание, буквально «будь здоров».


И.Б. Пестель – Павлу Пестелю
№ 6 (*1)
С[анкт-]Петерб[ург], 12 мая 1812

После моего последнего, которое я вам написал, мой дорогой Поль, мы имели удовольствие получить два из ваших писем. Вы не можете себе представить, мой милый Друг, с каким удовольствием я их читал. Слава Богу, что вы благополучно прибыли на место вашего назначения. Я бесконечно более спокоен с тех пор, как я знаю, что вы завершили это злополучное путешествие в Кибитке, которое меня так беспокоило. Если бы вы выехали совершенно здоровым, я рассчитывал бы на ваши физические силы, но так как ваш недуг не был еще полностью излечен, я не мог быть спокоен.
Вы ничего мне не пишете о вашем здоровье. Берегите его как следует в то время, как вы находитесь еще на месте, чтобы оно вас поддерживало в усталостях, к которым //л. 64 об. вы должны подготовиться. Сообщайте нам о себе так часто, как это будет возможно.
Вот письмо (*2), которое г[осподин] Удом написал мне в ответ на то, где я рекомендовал вас его любезности. Старайтесь, мой милый друг, становиться все более достойным его покровительства. Я желал бы в высшей степени, чтобы он приблизил вас к своей особе. Это полезно, чтобы вы смогли основательно изучить службу и также во всех других отношениях.
Я присутствовал на похоронах покойной Мад[ам] Удом. Дети были в таком горе, что я был этим весьма чувствительно тронут! Какие милые дети!
Если кто-либо из ваших товарищей //л. 65 хочет писать своим родителям в Петербург (*3), я охотно обязуюсь передать их письма по назначению, и в таком случае вы можете мне их прислать. Предложите это Адлербергу(*4).
У меня нет ни писем, ни денег для Лукашевича, и я весьма удивлен, что его дорогой папенька(*5) нисколько не поторапливается написать своему сыну.
Ваш способ избегать бесполезной траты 25 руб. серебром, чтобы сделать 60 верст, доставил мне большое удовольствие. Продолжайте, мой милый друг, поступать так же, и вы увидите выгоду от этого вскорости сами.
Прощайте мой милый друг. Я прижимаю вас к сердцу; благословляю и так же обнимаю.
%


ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 64 – 65.
____________________________
(*1) Номер исправлен, первоначально было 7.
(*2) На полях стоит знак %, по-видимому, указывающий на приложенное письмо.
(*3) «Петербург» написан вместо зачеркнутого «Москва».
(*4) Эдуард Федорович Адлерберг (Эдуард-Фердинанд-Вольдемар, с 1829 г. – Владимир Федорович; 1791-1884), товарищ Павла по Пажескому корпусу и конкурент при выпуске, в итоге - № 2 в выпуске 1811 г. (впоследствии, при замене мраморной доски, был назван № 1). Конфликт был скорее не между учениками, а между их родителями. Родители Э.Ф.Адлерберга были близки к императрице Марии Федоровне, сын их воспитывался вместе с великими князьями и был другом детства великого князя Николая Павловича, будущего императора. В войне 1812 г. и заграничных походах участвовал в составе того же Литовского полка. В 1817 г. был назначен адъютантом великого князя Николая Павловича, со службой при котором в разных должностях и была связана его дальнейшая карьера. Участвовал в работе Следственного комитета 1825 – 1826 гг. (в должности помощника правителя дел); возможно, автор рисунков на полях ряда документов, изображавших декабристов и членов Комитета (среди рисунков есть и портрет Павла Пестеля).
В 1841-1857 гг. управлял Почтовым департаментом (при нем были впервые введены почтовые марки). Также в разное время был министром императорского двора, членом одного из секретных комитетов по крестьянскому вопросу, заведовал императорскими театрами и т.д.
(*5) Лукашевич Михаил Якимович (Акимович) (1794 – ок. 1850). Как и Павел, окончил Пажеский корпус в 1811 году и был зачислен в Литовский полк. Вышел в отставку в январе 1816 г.; но в 1817 служил уже в армии – пехотным капитаном. Дальнейшая его карьера неизвестна, в гражданской службе он, по-видимому, не был. Был женат, отец двоих детей.
Его отец – отставной майор Аким (Иоаким, Яким, Еким) Петрович Лукашевич (1765/1766 – до 1831). Ему принадлежало с. Лукашевка Золотоношского уезда Полтавской губернии (ныне – Черкасская область Украины). В семье А.П. Лукашевича было несколько детей, младшие сыновья учились в Нежинском лицее одновременно с Н.В. Гоголем и были знакомы с ним. (Один из них, Платон Акимович, был автором довольно экстравагантных сочинений по истории языков и народов, например «Чаромутие или священный язык магов, волхвов и жрецов, открытый Платоном Лукашевичем» (Спб., 1846), где все языки, включая азиатские и африканские, объявлялись произошедшими от славянских.)
Впоследствии М. Лукашевич и его отец еще несколько раз упоминаются в переписке 1812 г., в связи с запутанными делами, связанными с пересылкой денег в армию.
( http://baza.vgdru.com/1/19818/
http://beket.com.ua/cherkasskaja/lukashovka_3/
Фрейман, О.Р. Пажи за 185 лет: Биографии и портреты бывших пажей с 1711 по 1896 г. / Собр. и изд. О. фон Фрейман. – Фридрихсгамн, 1894-1897. С. 165.; Ю. Манн. Гоголь. Книга первая. Начало. 1809-1835. М., 2012. С. 368.)


И.Б. Пестель – Павлу Пестелю
№ 9 (*1)
С[анкт-]Петерб[ург], 28 мая 1812

Последние письма, которые мы получили от вас, дорогой Поль, датированы 12-м сего месяца. Они доставляют нам большое удовольствие своим рассудительным и серьезным содержанием. Я восхищен тем, что ваш капитан(*2) – серьезный человек, и вы общались больше с ним, чем с вашими молодыми товарищами. – Да благословит вас Господь и поможет вам избежать всеми возможными способами игры. Это одна из самых опасных страстей. Я очень доволен, видя по вашему письму, мой милый друг, что вы сами чувствуете опасность склонности к игре, и что вы избежите всех обществ, где может появиться эта склонность.
Содержание ваших лошадей не так дорого, если сравнить его с другими, более дорогостоящими, но в конце концов 140 руб. за 6 недель содержания для двух лошадей – это достаточно дорого даже по здешним ценам. Я уверен, что вы будет избегать не только всех бесполезных расходов, но и будете экономить, насколько обстоятельства вам позволят. – Вы знаете, дорогой Поль, как мы бедны, и что иногда случается, что у меня в доме ни копейки. – Несмотря на это, я делаю все возможное, чтобы вы не испытывали затруднений, и я об этом даже писал госп[одину] Удому в одном из моих писем.
Я ничего не пишу вам о Маменьке и о ваших братьях, так как они //л. 66 об. все сами хотят вам написать. Маменька в деревне. Я навещаю ее так часто, как мне это удается. Ее здоровье не очень хорошее, и сейчас у нее сильнейший насморк и кашель, которые причиняют ей страдания. Реман(*3) (который очень интересуется известиями о вас) надеется, что лекарства, которые он будет давать ей этим летом, помогут ей и улучшат ее здоровье. Он надеется также на улучшение здоровья Софи, которая все та же, что и при вас. Он даже находит, что ей не стало лучше, чем тогда. Реман читает ваши письма с большим удовольствием, он сердечно вас любит и всякий раз, когда видит в них свое имя, он очень этому радуется. – Вам следовало бы ему написать и рассказать ему о вашем здоровье. Он принимает в этом самое горячее участие. В общем, все наши знакомые справляются о вас с большим интересом. Кати Дмитр[иевна] вас нежно любит. Она говорит о вас с нежностью, и она привязана к вам как к своему родному брату.
Вы не можете себе представить, какая у нас погода. //л. 67 Еще не было ни одного летнего дня, вчера было достаточно жарко, но дул такой неприятный ветер, что с трудом можно было гулять. Сегодня идет дождь.
Субботу и воскресенье я провел все 2 дня в деревне с Маменькой. Я возвратился в воскресенье вечером. Там был Борис, так же как и Воло. Последнего посещали его товарищи. Захаров(*4) прибыл на дрошки (*5)(*6), на трех лошадях, заплатив 15 руб. за несколько часов, Жилинской (*7)(*8) и еще один, имя которого я забыл, прибыли позже. Ханыков-старший(*9) приехал верхом. Воло совершил вместе с ним верховую прогулку на лошади Ханыкова, предоставив тому лошадь Александра. В воскресенье к нему приезжал Левенберг(*10). Из всех этих молодых людей последний нравится мне больше всего. Что до остальных, особенно двух первых, то они мне не нравятся, и, по моим сведениям, они не пользуются хорошей репутацией в корпусе. Напишите мне откровенно, мой милый друг, то, что вы думаете об этих юных друзьях Воло. Я хотел бы избавить его от опасных знакомств. У него //л. 67 об. сейчас такой возраст, когда знакомства с повесами могут быть весьма губительными, и поскольку у него нет еще никакой серьезности в характере, нужно его направлять и за ним наблюдать. Я удручен, видя, что он нисколько не прилежен в учебе. Он уже почти камер-паж по своему стажу, и очень этим доволен. Те немногие познания, которые он имеет, отсутствие серьезности в характере обязывают меня не позволить ему выпуститься из корпуса в этом году. Я смогу хотя бы присмотреть за ним немного, иначе, отправив его в полк, придется предоставить его самому себе, а это еще никак невозможно.
Я очень расстроен вашей верховой лошадью, что она так пострадала, если вы не можете ею пользоваться, постарайтесь обменять ее так выгодно, как возможно, и прибавьте небольшую сумму, чтобы получить хорошую лошадь.
Здесь продолжают надеяться, что не будет войны. – Да исполнится воля Божья, да устроит Он все наилучшим образом на благо нашей родины и нашего превосходного Государя, который хочет ей блага.
Прощайте, мой милый друг. Нежно вас обнимаю и благословляю всем сердцем.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 66 – 67 об.
_____________________________
(*1) Номер поставлен рукой И.Б.
(*2) По состоянию на 1 января 1812 г. 2 гренадерской ротой, в которой состоял прапорщик Пестель, командовал капитан Петр Сергеевич Арцыбашев. П.С. Арцыбашев (1787-1843) сам был переведен в полк в конце 1811 г. из Преображенского полка. В «Именном списке лейб-гвардии Литовского полка… офицеров, бывших в сражении при селе Бородине…» сказано: «Командуя после подполковника Тимофеева батальоном до получения раны, поступал с такою же неустрашимостью», ранен «картечью в левую руку». Служил в полку до начала 1816 года, уволен в отставку «за ранами».
Был женат на баронессе А.С. Бухгольц, в семье было несколько детей, преимущественно дочери. Владел небольшим имением в Вологодской губернии.
( rgfond.ru ; http://www.booksite.ru/fulltext/voz/heg/one/15.htm – «Список помещиков Вельского уезда Вологодской губернии…»)
(В ВД ошибочно указан другой капитан, А. П. Самбурский, командовавший 5 фузилерной ротой, входившей в другой батальон. Причиной ошибки было, по-видимому, упоминание Самбурского в одном из более поздних писем, где он упомянут как «ваш капитан». Судя по контексту, в виду имелся «капитан из вашего полка», а не непосредственный командир.)
(Пестриков Н.С. История Лейб-гвардии Московского полка. Т. 1. Спб., 1903. (с. 10; приложение XIII, с. 11.)
(*3) Реман Осип Осипович – врач, близкий знакомый семейства Пестелей. См. о нем подробнее в файле писем за 1805-1808 гг., в примечаниях к стихотворению «У могилы Константина».
(*4) Захаров Николай, из выпуска пажей 1812 года. Выпущен в Изюмский гусарский полк корнетом; исключен из списков убитым в 1814 г. (Фрейман О.Р. Пажи за 185 лет… С. 170.)
(*5) Слово курсивом написано по-русски.
(*6) Дрожки – легкий рессорный экипаж для коротких поездок, открытый и четырехколесный, на одного - двух человек.
(*7) Слово курсивом написано по-русски.
(*8) В 1813 г. Пажеский корпус закончили два брата Жилинских – Андрей Осипович и Карл Осипович. (Пажи за 185 лет… С. 178.) Неясно, который из них был приятелем Владимира Пестеля. По-видимому, они были сыновьями генерал-майора Иосифа (Осипа) Андреевича Жилинского (? – 1810), с 1807 и до смерти в 1810 – шефа Лифляндского драгунского полка.
А.О. Жилинский был выпущен в Конно-Польский (Польский) уланский полк. (О полке см. - http://antologifo.narod.ru/pages/list/histore/istPolUl.htm ). Впоследствии служил в 3 Морском полку (пехотный полк, в 1814 г. изъятый из Морского ведомства и причисленный к сухопутным войскам, в 1819 г. переведен в военные поселения Новгородской губернии - http://www.imha.ru/1144537170-morskoy-3-go-polk.html ). Вышел из него в чине поручика в 1820 г.
К.О. Жилинский был выпущен прапорщиком в Кексгольмский гренадерский полк, впоследствии служил в Литовском полку (1816-1817 гг.), затем – в Московском (в 1823 - в чине капитана и должности ротного командира).
(Пажи за 185 лет… С. 178.; Адрес-календари. Маркграфский А.Н. История Лейб-гвардии Литовского полка. Варшава, 1887. Приложение XIII, с. 31.)
(*9) Ханыков Петр Петрович – из выпуска пажей 1814 г., в военных действиях не участвовал, выпущен прапорщиком в Лейб-гвардии Измайловский полк, где впоследствии много лет служил в должности полкового адъютанта. Вышел в отставку в 1835 г. полковником, последние несколько лет службы состоял адъютантом, а затем числился «по особым поручениям» при малороссийском военном губернаторе князе Н.Г. Репнине. Владел имением в Весьегонском уезде Тверской губернии.
Сын адмирала Петра Ивановича Ханыкова (1743-1813). Семейство в эти годы жило в Петербурге, в семье была старшая дочь и два сына, Петр и Иван. В 1810 г. они оба названы «пажами», впоследствии сведений об окончании корпуса И.П. Ханыковым нет.
(Э.И. Стогов. Записки жандармского штаб-офицера эпохи Николая I. М.: Индрик, 2003. С. 56-57.)
(*10) Левенберг Иван Иванович (? – 1836) – из выпуска пажей 1813 г. Был выпущен в Семеновский полк и к 1819 г. дослужился там до чина штабс-капитана. В 1820 г., во время волнений в Семеновском полку, командовал 2 фузилерной ротой, и приказал солдатам, которые узнали о волнениях и отправке в крепость Государевой роты, и частью уже сами построились, разойтись. (Дирин П.П. История Лейб-Гвардии Семёновского полка. Глава XXV. http://www.lgsp.petrobrigada.ru/Dirin/index.html ) После Семеновской истории был переведен майором в армейский Ревельский пехотный полк, где и служил в том же чине, до 1826 г., когда вышел в отставку (Пажи за 185 лет… С. 178.)
В 1824 – 1835 гг. – эконом Гатчинского воспитательного дома, сиротского заведения, основанного в 1803 г. по инициативе императрицы Марии Федоровны. Скончался в Петербурге, в 1836 г., и был похоронен на Волковом Лютеранском кладбище. (Саитов В.И. Петербургский некрополь. Т. 2. С. 630.)


И.Б. Пестель – Павлу Пестелю
№ 11 (*1)
С[анкт-]Петерб[ург], 10 июня 1812

Я отвечаю вам на два ваших письма, дорогой Поль, первое – от 17 - № 7 - из Свири(*2), 2-е - № 8 – от 28 мая из Вильны. Оба письма доставили нам равное удовольствие. Я доволен как нельзя больше, мой милый друг, видя по вашим письмам, что вы серьезный и славный мальчик, и что вы любите ваших родителей и братьев. Я молю Бога за вас, мой милый Друг, каждый день, и надеюсь, что Всевышний дарует вам свое благословение и направит вас. Поручите себя Ему. Молитесь Ему, если вы в затруднительном положении, чтобы все исполнилось. – В минуты грусти или даже горя (а его достаточно в этом низком мире) лишь у Него вы найдете утешение, скорее, чем где-либо еще.
Через несколько дней (24-го сего месяца) – день вашего рождения. – Вам будет 19 лет, мой милый Друг. Начните этот день с обращения к нашему Спасителю. Просите Его, чтобы Он защитил вас и хранил. Пусть он дарует вам настоящее христианское чувство в вашей душе, чтобы оно запечатлелось в ней навеки. Пусть он дарует вам счастье //л. 68 об. в вашей жизни. Не забудем же, мой милый Друг, что мы пришли в этот мир лишь для того, чтобы приготовиться быть достойными вечного счастья, которое ожидает нас на небесах. Пусть мы будем иметь в этом мире заботы, горе, даже несчастье лишь для того, чтобы исправиться и усовершенствоваться. Если вы привыкните, мой милый Друг, внимательно исследовать все неприятное, что с вами происходит, вы легко найдете причины, по которым было необходимо для вашего блага, чтобы это с вами произошло, и если вы еще глубже исследуете причины, то достигните того, что будете часто предотвращать и всегда мужественно и со смирением переносить все неприятности, которые с вами происходят.
На коленях, мой дорогой Поль, буду молить Бога за вас 24-го сего месяца. Это драгоценный день для моего сердца. – Мое благословение и благословение вашей дражайшей Маменьки (которая вас нежно обнимает) в этот день в особенности почиет на вас. Мы вместе прольем несколько слез нежности о нашем первенце, //л. 69 и мы будем с вами; хотя мы и разлучены телесно, мы не разлучены душевно. Маменька и братья напишут вам на следующей неделе. Бедная Маменька сильно страдает от простуды, которую она подхватила в первые дни своего пребывания в деревне. У нее болят зубы и распухли гланды. – Ваши братья и Софи чувствуют себя замечательно. Со времени вашего отъезда мы получили все ваши письма, дорогой Поль. Нам не хватает только двух – из Опочки(*3) и из Дубровки(*4). Все остальные нам пришли вовремя.
Бедный госп[один] Удом меня весьма печалит по причине горя, которое причинила ему смерть его жены. Я бесконечно его почитаю и очень ему признателен за его доброту к вам. Передайте это ему, мой милый друг.
Я благодарю вас, дорогой мой, за записочку, которую вы приложили к вашему последнему письму, относительно состояния вашего здоровья. Я передал ее Реману, который хотел //л. 69 об. сам вам написать. Я надеюсь получить его записку прежде, чем закончу письмо, и тогда я вам ее отправлю. Не пренебрегайте вашим здоровьем, убедительно вас прошу. Это одна из самых основных вещей, особенно для военного. Реман любит вас всем сердцем. У него слезы на глазах, когда он читает ваши письма, и он всякий раз восклицает: «Это действительно молодой человек, который сделает честь своему отцу и уже делает» .(*5)
Катерина Дмитр[иевна] вас сердечно любит. Она всегда счастлива, когда мы получаем от вас письма, и ей доставляет огромное удовольствие, когда она находит в них что-либо любезное в свой адрес. – Мад[ам] Нагель(*6) то же самое, и я могу вам сказать, что все ваши здешние знакомые справляются о вас с большим интересом.
Пишите в ваших письмах также что-нибудь для маленькой Аннет(*7) Кат[ерины] Дм[итриевны].
Известие о мире с турками(*8) доставило всем здесь большое удовольствие. Я этому радуюсь от всего сердца. Это означает, что все силы смогут объединиться против врага рода человеческого. Да благословит Господь все предприятия нашего превосходного Государя, и ведет //л. 70 наши войска!!! Вот желание, которое исходит от моего сердца, которое желает блага моей родине.
Лукашевич нисколько не возвысился в моем мнении с тех пор, как я узнал его ближе. У него полностью характер маленького [царька ](*9). Он не получил еще денег, и я не могу получить обратно 275 р., которые я потратил на него, ни отправить ему письма и деньги его отца, который, кажется, нашел другое средство их ему доставить(*10). Это тем более выгодно, что мне заплатят тогда, когда захотят. Если у Лук[ашевича] есть деньги, пусть он вам выплатит эту сумму, вы можете оставить ее у себя, поставив меня об этом в известность. Если вам не хватает денег, спросите у госп[одина] Удома, и в то же время пусть он укажет мне, кому здесь нужно возместить то, что он был так любезен и добр вам ссудить.
Германы(*11) получили письма из Вильны от 31-го мая, в которых им пишут, что Е[его] В[еличество] Имп[ератор] провел смотр гвардейских полков. – Что Он был весьма им удовлетворен, и что //л. 70 об. все полки получили приказ перейти под командование кн[язя] Багратиона(*12). – Он не будет этим разочарован, так как Баг[ратион] известен как храбрый и отважный воин, который к тому же имеет опыт.
Вы не можете себе представить, мой милый друг, какое удовольствие получил я, узнав из вашего последнего письма, что вы совершенно удовлетворены командиром вашего полка.
Я надеюсь, что все наши письма до вас дойдут. Сообщите нам, дорогой мой, пришли ли они к вам вовремя. Я отправляю их всегда через канцелярию кн[язя] Горчакова(*13), который пересылает их с фельдъегерями, которые каждые два дня отправляются в Вильну.
Прощайте, дорогой и милый Друг. Я прижимаю вас к сердцу со всей нежностью, которую я к вам питаю, а это очень много значит, уверяю вас.
Р.


ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 68 – 70 об.
____________________
(*1) Номер поставлен рукой И.Б.
(*2) Свирь (в 22 томе ВД ошибочно «Скойсе») – местечко Виленской губернии; в настоящее время – поселок в Минской области Белоруссии. Гвардейские полки, выступившие в направлении Вильно, были расквартированы не только в городе, но и в окрестных населенных пунктах. Литовский полк с 30 апреля по 23 мая размещался в Свири («местечко Свиры»). 15 мая были назначены и прошли маневры гвардии в присутствии великого князя Константина Павловича. Затем в 20-х числах мая полки выступили в направлении Вильно и к концу месяца уже были там. (Дневник Павла Пущина, записи от 11 – 22 мая 1812 г. http://www.hrono.ru/libris/lib_p/puschin1812.html
Пестриков Н.С. История Лейб-гвардии Московского полка. Т. 1. Приложение VI. )
(*3) Опочка – уездный город Псковской губернии, через который проходил Екатерининский тракт, дорога Петербург – Рига, у которой позже появилось ответвление на Вильно. В настоящее время – райцентр Псковской области.
(*4) Дубровка – село Себежского уезда Витебской губернии (в настоящее время – деревня Себежского района Псковской области). Находилась на том же тракте, южнее Опочки. (В 22 томе ВД ошибочно названа деревней Смоленской губернии).
(*5) Фраза курсивом – по-немецки.
(*6) В переписке далее встречаются упоминания разных носителей фамилии Нагель, явно принадлежащих более чем к одному семейству.
Возможно, в данном случае речь идет о вдове Лариона Тимофеевича Нагеля.
Л.Т. Нагель (Людвиг фон Нагель, 1738 – 1808) происходил из голландских дворян, но родился, по-видимому, уже в России. Служил в русской армии, участвовал под командованием Суворова в войне с Польшей, затем – в военных действиях на Кавказе. В 1789 г. получил чин генерал-майора. В 1791-1797 гг. – правитель Иркутского наместничества, в 1798 – 1800 гг. – лифляндский и эстляндский генерал-губернатор, действительный тайный советник, далее выходит в отставку.
Его сын, Павел Ларионович Нагель (? – 1853) в 1812 году тоже служил в гвардии в чине штабс-капитана Измайловского полка. Он, его мать и, по-видимому, его жена неоднократно упоминаются в позднейшей переписке.
(*7) Анна Ивановна Власьева (1808 - ?), дочь Ивана Сергеевича Власьева и Катерины Дмитриевны, урожденной Бехтеевой (см. о ней примечание к письму от 30 апреля 1812 г.) Брак оказался неудачным, и к 1812 году супруги уже несколько лет были в разъезде, Аннета жила в Петербурге с матерью. После смерти матери ее отношения с отцом постепенно наладились.
С 1824 г. в первом браке замужем за Иваном Юрьевичем Поливановым, отставным кавалергардом, членом Петербургской управы Южного тайного общества. И.Ю. Поливанов был арестован в Москве в декабре 1825 г., осужден по 7 разряду, умер в сентябре 1826 г. В июле 1826 г. у них родился сын Николай (доживает до 1880-г годов).
Унаследовала от матери, умершей в 1824 г., имения в Московской и Тверской губернии, в которых жило 900 душ крестьян. Московское имение находилось в окрестностях Гжели, где были традиционно развиты добыча глины и производство посуды.
После смерти мужа «Аннета» жила в Петербурге, тратя полученное от матери немалое наследство, и через некоторое время вышла замуж второй раз, за гусарского офицера Андрея Николаевича Шевича, и они, по словам мемуариста, тратили семейное наследство уже вместе. (А.П. Кругликов. Мои воспоминания. Ярославль, 2006. С. 14 - 16. http://toropovo.wedge.ru/Files/ApollonKruglikov.pdf ) В браке родились сыновья Иван (1832 гр) и Дмитрий (младше Ивана). Дата ее смерти неизвестна.
(*8) 16 мая 1812 г. был заключен Бухарестский мирный договор, завершивший русско-турецкую войну 1806-1812 гг. По нему к России отходила часть Молдавского княжества (в дальнейшем – Бессарабская область).
(*9) Roitelet – прочтение предположительное
(*10) О сослуживце Павла М.Я. Лукашевиче и о его отце см. примечание к письму от 12 мая 1812 г.
(*11) Семейство покойного к тому времени генерала Ивана Ивановича Германа фон Ферзен (1740 – 1801), саксонца, вступившего на русскую службу в 1770 г. И.И. Герман был женат на Шарлотте Ивановне Герард, дочери известного гидравлика Ивана Кондратьевича Герарда (1720-1808) – неизвестно, была ли она к этому времени еще в живых, или речь здесь идет только о ее дочерях. В семье было четверо детей, три дочери и сын. Сын, Александр Иванович Герман, служил в 1812 году в Преображенском полку в чине подпоручика. (Впоследствии – флигель-адъютант, генерал-майор, скончался во время турецкой компании 1829 г., похоронен в г. Бургас (Болгария)). Именно А.И. Герман и отправил упомянутое в тексте письмо из Вильно. О его сестрах, старшая из которых была к этому времени уже замужем за Б.Х. Рихтером, см. в последующих письмах.
(*12) Багратион Петр Иванович (1765 – 1812) – князь, представитель побочной ветви грузинского царского дома. Русский военачальник, генерал от инфантерии. С 1783 г. служил в русской армии, участвовал в военных кампаниях на Кавказе, войнах с Турцией, Польшей, походах Суворова, войнах с Наполеоном. С 1811 года – командующий Подольской армией, которая в марте 1812 г. была переименована во 2-ю Западную армию; она располагалась у западной границы России. Известие о передаче под его командование гвардейских полков – слух, не имеющий под собой реального основания.
(*13) Князь Горчаков Алексей Иванович (1769 – 1817) – генерал-лейтенант. С начала 1812 года – непременный член Военного совета. С 22 марта того же года, в связи с отъездом в армию Военного министра Барклая де Толли, ему было поручено управлять военным министерством, но без права личного доклада императору (таким образом, курьеры отправлялись к военному министру).


И.Б. Пестель, Е.И. Пестель – Павлу Пестелю
№ 13 (*1)
С[анкт]-Петерб[ург], 21 июня 1812

Я пишу вам сегодня, дорогой Поль, поскольку боюсь, что наши письма дойдут до вас с большими трудностями, если положение еще более запутается. Согласно всем слухам и официальным сообщениям, которые мы имеем, кажется, что нужно каждую минуту ожидать кровавого дела(*2). Нынешняя война интересует меня вдвойне, и по причинам самым чувствительным. Во-первых, как пламенного патриота, и затем как отца. И тот, и другой исполняют священный долг в моем сердце. Каждое утро и каждый день я молю Бога за вас, мой милый друг. Я молю Его, чтобы Он даровал вам возможность отличиться и проявить ваш патриотический пыл. В течение [230] (*3) почти 200 лет у нашей семьи нет другого отечества, кроме России(*4). Ваш дедушка родился в России. Он был воспитан на казенный счет в кадетском корпусе(*5). Я же не только родился русским, но и не покидал никогда пределов моей родины. Пусть Всевышний направит вас и даст вам возможность развить ваш разум и вашу способность мыслить, и я спокоен за все остальное, ибо отныне я уверен, что вы отличитесь. //л. 71 об. Ваша матушка чувствует себя лучше и, возможно, полностью поправилась бы, если бы она могла быть более спокойной. Я убежден, что она была бы в отчаянии, если бы вы не были на войне, т[о] е[сть] там, куда призывает вас ваш долг; но с другой стороны, она предпочла бы, чтобы ваша жизнь не была бы в опасности. Это вполне естественно. Что касается меня, мой милый друг, я думаю так же, как и дорогая маменька, но я убежден в душе, что наш Спаситель хранит вас, и что он вас направит и даст нам счастье вновь свидеться с вами и обнять вас как юного героя, который смог использовать все возможности, чтобы отличиться. – Не нужно их искать, но если они представятся, воспользуйтесь ими с честью и отвагой. – Я вновь благословляю вас, дорогой Поль, и советую вам начинать все ваши дела с молитв нашему Спасителю Иисусу Христу. – Он направит вас ко всему, что может быть вам полезно и благотворно.
Я видел в приказы (*6)(*7), что были //л. 72 повышенные в звании среди камер-пажей, выпущенных на год раньше вас прапорщиками, не будучи достаточно образованными, чтобы получить чин выше. Глазенап(*8), напр[имер], один из самых невежественных в корпусе. - Пусть это не приводит вас в уныние, мой друг, как только они стали выше вас по чину, это не могло быть по-другому (*9)(*10).
Что же скажут, если вы превзойдете их, не по старшинству, но по заслугам? С Божьей помощью, я надеюсь, что так и случится.
Если вам нужны деньги, попросите у вашего Полковника одолжить вам их за мой счет. Я выплачу здесь тому, кого ему будет угодно мне указать. Я уже писал ему об этом.
Я чувствую себя достаточно хорошо, так же как ваши братья и Софи. Все нежно вас обнимают. Я совершенно убежден, что ваши братья вас искренне любят. Я видел тому неопровержимые доказательства.
Вот письмо от Ремана. Напишите ему, милый друг, если сможете. Он очень интересуется всем, что вас касается. Кати Д[митриевна] передает вам тысячу приветов, она вас любит всем сердцем. Ваш дядя Федор Ив[анович](*11), так же как и Никол[ай] Борис[ович](*12) передают вам свои наилучшие пожелания. Этот последний, несмотря на свой эгоизм, с интересом о вас справляется.
Маменька вас обнимает и благословляет, так же как и я, мой милый друг и дорогое дитя. Я чувствую, как никогда, как я вас люблю. Старайтесь, мой милый друг, доставить удовлетворение вашим родителям, и я уверен, что вы исполните свой долг как человек чести и добрый христианин и, без сомнения, тогда вы будете выдающейся личностью во всех отношениях (*13).
Прощайте, мой дорогой, я благословляю вас от всей души.
P.

/Е.И./
Я только что прибыла из деревни, и как раз во время, чтобы добавить самой, что я люблю вас и благословляю всем сердцем, и что с тех пор, как объявлена война, не проходит ни минуты, чтобы я не думала о вас, дорогой и милый друг, и чтобы я не молила Бога хранить вас, чтобы я имела счастье обнять вас по вашем возвращении, ничем не омраченном. Да будет так!

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 1. Лл. 71 – 72.
___________________________
(*1) Номер поставлен рукой И.Б.
(*2) Речь идет о начале войны с Францией. Наполеон перешел Неман в ночь с 12 на 13 июня, днем 13 июня император Александр I подписал приказ об объявлении войны. Эту дату принято считать началом Отечественной войны 1812 г.
(*3)В тексте две последние цифра переправлена И.Б. настолько, что точно прочесть их сложно.
(*4) Оба варианта даты, приведенные Иваном Борисовичем, являют собой преувеличение. Вольфганг Пестель прибыл в Россию в 1719 г. (Н.А. Соколова. Укоренение рода Пестелей в России: новые источники// Русский сборник. М., 2009. Т VI.)
(*5) Б.В. Пестель родился в Москве в 1739 году и в 1757 г. закончил Сухопутный шляхетский корпус. (Н.А. Соколова. Ук. соч.)
(*6) Слово «приказы» написано по-русски.
(*7) «Высочайшие приказы о чинах военных» содержат сведения о назначении, переводе, производстве в следующий чин и наградах, увольнении в отпуск и отставке офицеров и чиновников Военного ведомства. Они выходили несколько раз в году отдельными книгами. (Сайт ГПИБ).
(*8) Глазенап Александр Григорьевич (около 1791 – 1866) – окончил Пажеский корпус в 1810 г., был выпущен прапорщиком в Семеновский полк, где дослужился до капитана. В 1821 г. переведен в Измайловский полк. Вышел в отставку в 1849 г. генерал-лейтенантом.
Один из сыновей Григория Ивановича Глазенапа (1751 – 1819), генерал-лейтенанта, в 1806 г. назначен инспектором Сибирской инспекции и начальником Сибирской линии (с 1815 г. - Сибирский генерал-губернатор, командир отдельного Сибирского корпуса); впоследствии одного из противников по службе И.Б. Пестеля.
(*9) Так в тексте.
(*10) Речь идет о том, что выпущенные в предыдущем году могли уже получить повышение в чине, в том числе и самые неуспевающие; и Павел, лучший ученик своего выпуска, оказывался ниже их по чину, и к тому же был выпущен в полк не старой, а молодой гвардии.
(*11) Федор Иванович (Фридрих) Крок (1739 – 1818), дядя Елизаветы Ивановны (родной брат ее отца). Дипломат. Служил в Коллегии иностранных дел (как и многие другие в этом семействе), был на протяжении XVIII в. переводчиком в Берлине, секретарем посольства в Мадриде и советником в Копенгагене. (Справка о семействе фон Крок из материалов, собранных Эрихом Амбургером.)
(*12) Николай Борисович Пестель (1776 – 1828), родной брат Ивана Борисовича. С 1811 г. служил в восьмом апелляционном департаменте Сената, проживал в Петербурге. (См. о нем подробнее примечание к письму от 13/25 ноября 1805 г.)
(*13) В тексте игра слов: un sujet distrigué - отличившийся подчиненный.