?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Часть следующая – день второй до штурма.
Прошу прощения за кашу из квенийских и синдарских имен – у меня никак не получается единообразия.? Как кого запомнила, так и пишу. Дословной точности разговоров тоже нет, пишу, пытаясь ближе передать общий смысл.

Действующие лица и исполнители записанной части, если кто-то не знает:))
Маглор - Лориндиль
Амрод - Ноэль
Амрас - Фред
Алдамар - Алдамар
Эрендиль - Хэл
Гилдан - Азрафель
Илессин - Анна
Гвиниль - Маршал
Лайрелоссэ - Галанель
Илломэ - Луинель
Лайто - Крейл
Лорлос - Хэлка-младшая
Норлин - Лис
Гилнир - Дани
Сулинель- Эовинка
Ульхана - Айни
Эриант - Анариэль
Боргольт - Хамул
Нотимо - Фирнвен
Айрлин - Кэрлиен

Наверняка кого-то забыла.:)

… «Посыпайся», - Амрас откидывает полог, впуская солнце. Способность чувствовать не меняется от того, спишь ты или бодрствуешь, но во сне не думаешь или хотя бы не осознаешь. «Можно я пока не буду?» - «Что?» - переспрашивает брат, я отвечаю, еще не поняв, что говорю это вслух: «...быть.» «Прости. Нельзя.» Слышно, как на улице Эрендиль за что-то отчитывает Нотимо. Мне давно пора было встать.
Утро. Лайто крутит «восьмерки», разминаясь, вокруг него собираются девы, желающие учиться фехтовать – кажется, ни одно мирное утро не обходится без этого. Эрендиль собирает щитовиков и копейщиков на тренировку, Маглор командует щитовиками, Лайто оторвали от дев и поставили с другой стороны встречать нападающих. Шеренга учится входить в ворота, просачиваясь между двумя березами – это красиво, но после берез строй раз за разом рассыпается, все смеются и возвращаются на исходные позиции. Идти вторым рядом за «тяжелыми» и просто быть почти не требует усилий.
Амрод делает стрелы – механически, глядя не на работу, а куда-то мимо.
… Маглор просит решить, что делать с Ульханой – дозорные сообщают, что она говорит с волками – говорит, а волки отвечают ей. Только ли волки? И что-то еще об Ульфанге, что вроде бы она не верит в его предательство или гордится своим предком – сейчас и то, и другое кажется мне неважным.
… Зачем я зашел в шатер? Неважно, не знаю, потому что застал младших сочиняющими что-то – первым их движением было спрятать то, что они писали. Первым; вторым – отдать почти законченное письмо. «Эльвинг, госпоже Гаваней Сириона…» «Мы не можем больше. Прости…» Не могут – я вижу это по заострившимся лицам, лихорадочному блеску глаз. Они не могут ждать, я не могу удерживать их. Почти не могу. Входит Маглор, читает письмо тоже меняется в лице. «Вот значит как…» Амрод вскидывается: «Кто отдал приказ тренировать проход в ворота? Это не врата Ангбанда, две березы не подходят для этого!» Никто. Никто не отдавал такого приказа, все сложилось само собой, словно… Словно все ждут одного и того же. Если мы сейчас отправим послов, то тем самым сделаем уступку – шаг навстречу – Ей. Если не отправим, то братья отправят их сами – через неделю. Если просить, если пытаться быть как можно более убедительным, то у нас будет хоть какой-то шанс. Пока мы просто терпим – нет никакого. Вопрос о послах решается быстро – Маглор просит послать Лаурелоссэ, своего друга из народа Ангрода, тот согласен, мне не очень нравится выбор брата, слишком уж похоже на попытку переложить наше бремя на плечи другого, но я знаю, что если он пойдет, то кто лучше него найдет нужные слова? Только Илессин. «Илессин, ты выполнишь мою просьбу?» Он смотрел на меня так же, как обычно смотрит на карты – отрешенно и невыразительно, вопрос задал только один: «Я должен только передать письмо или говорить от твоего имени тоже?» Говорить, обязательно говорить, постараться убедить ее, сказать все, что сможешь. Я могу полностью положиться на него, но почему мне кажется, что Илессин не верит в успех?
Послы ушли, мы позвали в шатер Ульхану – выяснить вопрос о волках и ночных прогулках вне крепости. Да, выходила. Да, говорит с волками – с обыкновенными волками, с чего мы взяли, что она не отличит лесного волка от твари Врага? (Кстати, интересно, а как отличит? - О, с легкостью – человек всегда узнает своего брата. – Всегда? Она уверена, что всегда?..) Разговор об Ульфанге вышел еще более путаным. Люди говорят о таких – « у него каша в голове». Каша из семейных историй и слухов, каша, которую невозможно опровергнуть – она нам не верит, а какие доказательства мы можем ей представить, кроме своего слова? «Я видел Ульфанга и слышал присягу, которую он приносил моему брату от имени своего народа». И что? Слово против слова. Бедная запутавшаяся женщина, которой и помочь-то нечем, потому после истории с волком она не станет нас слушать. Принятое нами решение Маглор, кажется, счел слишком мягким – запретить выходить за пределы крепости без сопровождения. Наверно, следовало бы объяснить, что я хочу дать ей возможность что-то понять самой – но Ульхана все равно покинула шатер, обвиняюще бросив нам: «Значит, я теперь пленница!»
… Послы вернулись, Илессин протянул мне свиток с ответом. «Сыновьям Феанора…» Ее муж в море (уже несколько лет как отплыл на Запад), она не может принять решение сама и просит дать ей время, как только муж вернется, она сообщит нам. Оба – Илессин и Лаурелоссэ – с сомнением говорят, что вряд ли стоит рассчитывать на хоть какое-то решение. Илессин, проходя мимо меня, безразлично бросает: «Я посмотрел на устройство их крепости, если захочешь, я нарисую». Не хочу. Не хочу, не нужно.
… В общей зале говорят об Эльвинг и о Камне – то по двое, то по трое, то и большим числом. Кажется, только об этом и говорят. Подходит Эриант, спрашивает, что ей делать, раз Эарендиль, муж Эльвинг – сын Туора и, значит, лорд ее народа? Что ей делать, если теперь нет смысла даже уходить в Гавани – он в море (а я никогда не слышал, чтобы отплывшие на Запад возвращались обратно)? Она хотела бы остаться здесь, ведь мы были к ней добры. «Оставайся здесь, раз пока нельзя придумать ничего лучшего. Если можешь, оставайся здесь.» Кивает и уходит – да, может, останется.
… Илессин снова изучает карты, подхожу взглянуть. «Я пытаюсь понять, какую ошибку мы допустили в Дориате.» То, что пошли туда. Не знаю, подходит ли здесь слово «ошибка». – «Зачем? Ведь это уже в прошлом, прошлого не переделать.» - «Учесть опыт, действовать наверняка. Ударить первым, чтобы победить, уничтожить противника, прежде чем он уничтожит тебя». Его покидает обычная безучастность, в глазах появляется лихорадочный блеск, чем-то похожий на блеск глаз братьев. Наверно, чем-то похожий на мой. – «Бесполезно. Ты ищешь не там, это ничего не изменит.» Мы сидим за столом напротив друг друга, и обмен репликами напоминает обмен ударами в тренировочном поединке. Хорошо, что Маглор отвлек меня – у нашего разговора оказалось слишком много слушателей.
… Подходит Гилдан и просит разрешения сходить к Гаваням Сириона – посмотреть на Сильмариль. Зачем? Ему нужно, просто нужно увидеть Камень. Маглор разрешил, только просил предупредить меня. Недоумеваю, зачем это нужно, но раз брат разрешил, то хорошо, пусть идут, только будут осторожны и никому не попадаются на глаза. Стоящий рядом Амрас, сощурившись, смотрит ему вслед и спрашивает меня: «Как он хочет увидеть Камень, если не войдет в крепость?» Давно уже замечаю, что Гилдан имеет привычку оборачивать в свою пользу и приказы, и разрешения, так что пора с этим что-то делать, но тут выяснилось, что патруль обнаружил в лесу неподалеку паутину, и Гилдан собрал отряд выжечь ее.
Алдамар вернулся бегом: «Лорд, Гилдан собирается в Гавани, и Лорлос с ним». Лорлос. Странно, что Лайто нет. – «Кто там еще? Гвиниль? Отправь его с ними, и пусть думает головой». (Так Гвиниль и отправился: «Приказываю идти с ними и думать головой. Понял?»)
Пока мы с братом разобрались, что он не давал Гилдану разрешения, а послал его за окончательным решением ко мне, пока Боргольт, вастак из дружины Маглора, не вспомнил, что, судя по всему, Гилдан еще в Дориате знал о судьбе детей Диора, ничего не предпринял и ничего не сказал нам, пока брат не принял решения сменить командира дружины и сделать им Боргольта, пока, пока… Разведчики вернулись, и, поговорив с Гвинилем, я понял, что Гилдан рассказал мне не все.
Они были в Гаванях и говорили с Эльвинг. Они назвались дружинниками лорда Маглора и просили показать им Камень, и гаванцы, разумеется, не поверившие в такую странную цель визита, послали им вслед отряд. Они оставили после себя смятение, недоверие и откровенную враждебность, и Гилдан нарушил прямой приказ лорда. Теперь уже – нарушил, а не, как прежде, понял иначе.
«Брат, зачем он это сделал?» - «Я думаю, он хотел спровоцировать нас.» Зачем, зачем толкать в спину, зачем – чтобы скорее встретиться с Тьмой, которая и так ждет нас?
Разбирательство вышло коротким. Боргольт свидетельствовал против своего командира – да, он слышал разговор Гилдана с дружинниками Келегорма. «Гилдан, почему ты ничего не сказал ни мне, ни Маглору?» - «Их лорд погиб. Если бы погиб мой, я сделал бы то же самое.» - «Почему ты нарушил приказ и говорил с Эльвинг?» - «Потому что вы ничего не делаете!» Да, так, все верно, брат прав, он хочет заставить нас действовать. «Те, по чьей вине погибли дети Диора, были изгнаны по нашему общему решению», - я сказал эту фразу его до выяснения обстоятельств их похода в Гавани, но Маглор, кажется, понял, что таково мое решение по делу. Гилдан, как и те двое дружинников Келегорма, был изгнан – за то, что будет с ним дальше, отвечаю я.
… Младшие, оба: «Мы не можем больше ждать. Позволь нам самим поговорить с Эльвинг». Было еще двое желавших говорить – Гвиниль, участник похода Гилдана; он хотел попытаться исправить вред, нанесенный этим, и Гваэллах, сын воина, ходившего с посольством в Дориат. «Я хочу сделать то, что не удалось моему отцу». Я не говорю ему – «пусть тебе повезет больше, чем отцу» - ни он, ни его отец, ни та самая удача ни в чем не виноваты.
Подходит Илломэ, просит разрешения вернуться в Гавани, на мой незаданный вопрос отвечает: «Я хочу забрать оттуда семью». Лицо спокойное, кажется, еще миг, и он будет кричать. Уходит и возвращается: «Паутина. Я не смог пройти». Прости. Злейшему врагу (не Врагу – если бы у меня такие были) не пожелаю оказаться на его месте).
Сначала я сидел у ворот, глядя наружу и напоминая себе и, должно быть, окружающим, Гилдана – сидел, потому что иначе кружил бы по крепости – за отсутствием возможности взлететь прямо в небо, как ловчие птицы. Потом нашел Илессина, позвал в шатер и попросил нарисовать план Гаваней – не планировать, не готовиться, просто хоть на чем-то сосредоточиться. Он не удивился и ни о чем не спросил, но даже план помог плохо.
… Крик от ворот: «Послы вернулись!» Молча – лица у всех такие, что говорить, похоже, не о чем. Подходит Гваэллах, откидывает крышку шкатулки – пустой – резко захлопывает и протягивает мне. Этого достаточно. Ответ получен.
… В шатре сразу, без обсуждений, заговорили о штурме. Близнецы поправляли чертеж Илессина, обсуждали, как расставить бойцов, как защититься от лучников, как добиться цели как можно быстрее и кто каким отрядом командует. Только однажды Амрод воскликнул: «Все бесполезно, она ненавидит нас». Какая теперь разница – ненавидит, презирает, боится, равнодушна – какая разница, если все решено и выхода нет. «Она говорит, чтобы мы ждали еще – чего ждали?» Мы не можем больше ждать. Может быть, и хотели бы – это тоже теперь неважно – не можем, не удержимся.
Вновь, как и в прошлый раз, я объявляю наше решение, как и в прошлый раз – возмущенные голоса. Норлин: «Как вы можете, вы же обещали, что не предпримете ничего!» Сулинель: «Это преступление…» Отвечаю бессмысленную ерунду – какой смысл говорить, что больше не можешь ждать, если это не ответ? Какой смысл объяснять, что все это не отменяет Клятву, что мы не давали и не даем обещаний – никаких обещаний, больше никаких. Дар слова – не мой дар.
… Полет. Не сокола в небо – стрелы с тетивы.
… Нотимо, Аурлин, каждый из них – «лорд, я не пойду с тобой». Да, хорошо, в крепости должны остаться воины. Гилрнир: «Пожалуйста, позволь мне идти». Куда идти, зачем, если он только начал учиться владеть оружием? «Мать знает?» - «Да, знает, она разрешила!» Если не отпущу, побежит за нами следом. «Иди к лорду Амрасу – поможешь со штурмовыми щитами». Благодарит – за что? – и убегает. Эриант подходит с тем же вопросом. Зачем? Зачем – ей – идти с нами? «Я дала слово, пока все не кончится, не брать в руки оружия, но я хочу пойти с вами и помочь целителям. Там мой народ.» Да, хорошо, иди, возможно, так будет вернее всего.
Сигнал тревоги от ворот, патруль спешно выходит за стены и быстро возвращается – Лаурелоссэ ранен, и с нами он не идет. Тоже выбор, это тоже выбор и принятое решение – пусть и за него. Может быть, милость.
Все готово, все готовы, выступаем. «Открыть ворота!»
… Путь до Гаваней долог – путь под небом, свидетельствующим наши дела.

Продолжение, видимо, на той неделе.

Comments

( 26 подшито и пронумеровано — отправить запрос )
helegnor
Sep. 14th, 2005 05:52 pm (UTC)
Ничего себе...
Он что, так и сказал, что разрешила?..
Еще и поблагодарил, да?..
Убить мало...
dagmor
Sep. 14th, 2005 06:55 pm (UTC)
убей, но прежде выслушай
Я не говорил, что ты разрешила. На этот вопрос лорда я кажется ответил что-то невразумительное. Не помню, хоть что ты со мной делай. Я вообще этот момент помню плохо...
naiwen
Sep. 15th, 2005 02:49 am (UTC)
Re: убей, но прежде выслушай
А мне было сказано - "Гилнира мать отпустила при условии, что он не будет сражаться".
helegnor
Sep. 15th, 2005 04:00 pm (UTC)
Ёлки-мэллорны...Чего только не узнаешь...
odna_zmeia
Sep. 15th, 2005 02:38 pm (UTC)
Re: убей, но прежде выслушай
Вот-вот, Дани.:) Кажется, Раиса правильно вопроизводит формулировку разрешения, а у меня в очередной раз провалы в памяти.:) (Теперь точно мать убьет.:))
dagmor
Sep. 16th, 2005 02:45 pm (UTC)
Re: убей, но прежде выслушай
Хм, мне почему-то кажется, что она вообще не разрешала ничего...
(тебя нет, а вот меня надо бы...)
odna_zmeia
Sep. 22nd, 2005 01:52 pm (UTC)
Re: убей, но прежде выслушай
Не помню.:( Правда не помню, мне кажется, что было так, как говорит Раиса.
Можно это так оставить или нужно исправить?
dagmor
Sep. 23rd, 2005 02:47 pm (UTC)
Re: убей, но прежде выслушай
Оставь так. Сейчас-то какая разница уже? :)
kemenkiri
Sep. 15th, 2005 09:24 am (UTC)
Re: Ничего себе...
Он у кано Гилдана уроки по перетолкованию приказов не брал?
dagmor
Sep. 15th, 2005 11:33 am (UTC)
Re: Ничего себе...
Да вроде нет...
anoriel
Sep. 15th, 2005 08:32 am (UTC)
Верю. Дальше.
kemenkiri
Sep. 15th, 2005 09:23 am (UTC)
....А хорошо, что она все-тки была, мирная жизнь. И запомнилась. Хотя бы *чем-то еще* - березы, карты, солнечный свет... да хотя бы и волки. Это тоже - жизнь.

А кое-что еще я скажу, наверное, лично...
falathil
Sep. 15th, 2005 10:52 am (UTC)
Они оставили после себя смятение, недоверие и откровенную враждебность

Да. И немалое. Я об этом уже говорила Лориндилю: даже на меня подействовало - а я ведь, как мастер, кое-что знала о предполагаемых планах игрока; и тем не менее, выглядело, воспринималось... как психологическое давление, вот. Вроде бы согласились ждать - и тут же это согласие нарушили...

Присоединяюсь к Анориэль. Дальше.
odna_zmeia
Sep. 15th, 2005 02:43 pm (UTC)
Да тут никакое мастерское знание не поможет - потому что _этого_ никто не знал.:) Вообще говоря, эпизод получился, скажем осторожно, напряженный для обеих команд.:) А давить, как я понимаю, планировалось в первую очередь на нас, на лордов.:)...
Знаешь, мне его жаль было. Гилдана. Уходил он в отчаянии - но это все совсем за рамками отчета.
falathil
Sep. 15th, 2005 02:53 pm (UTC)
Да, когда я читаю отчеты и вижу, как это все было - в совокупности - мне его тоже жалко!
Я говорю о том, как это воспринималось в тот момент.

Я вот думаю - если бы не этот эпизод, Гвиллас могла бы немножко по-другому смотреть на вторых послов - более внимательно приглядываться к ним, по крайней мере.
...хотя на результат-то все равно бы не повлияло:) - мистерия же...
odna_zmeia
Sep. 15th, 2005 03:01 pm (UTC)
Так оно никак иначе не могло и не должно было восприниматься, на это и был рассчет. Гилдан был очень, очень умный эльф, один из самых умных на Амон Эреб. Мы все время за ним опаздывали - хоть на шажок.
naiwen
Sep. 15th, 2005 04:04 pm (UTC)
А уж как мне было жаль Гилдана... до сих пор простить себе не могу :(
lorindil
Sep. 18th, 2005 07:46 am (UTC)
Мне его тоже было очень жалко. И я понимал, что моей вины в том, что случилось, не меньше, чем его. Хотя это очень старая вина -- пламя и слова на площади Тириона. Только понимание, как всегда, не могло ничего изменить...

То, что ты подумал -- не решало... прости. Мне было судить его, и я его судил. Не ищи себе чужого груза -- нам каждому довольно.
odna_zmeia
Sep. 22nd, 2005 01:54 pm (UTC)
Я не искал.:(
Это так воспринималось - тогда. Как и моя вина - тоже.
rinon_
Sep. 15th, 2005 12:48 pm (UTC)
...
fredmaj
Sep. 15th, 2005 09:43 pm (UTC)
Все готово, все готовы, выступаем. Открыть ворота! Иллюстрация такая... оч-чень верная.
lorindil
Sep. 18th, 2005 07:39 am (UTC)
Мы что, действительно начали тренировку ещё ДО первого посольства ? Я и не заметил. Просто знал -- так надо, оно пригодится. Одно с другим не связал... Видно до поры -- боялся связывать.
odna_zmeia
Sep. 22nd, 2005 01:55 pm (UTC)
Да, _до_. В том-то и дело, хоть и получилось это совершенно случайно.
meondil
Sep. 18th, 2005 06:59 pm (UTC)
Большой серый кот держит в лапах мою жизнь... и не только мою.
маленький мой...
разрывает от невозможности помочь хоть чем-то.
odna_zmeia
Sep. 22nd, 2005 01:56 pm (UTC)
Я понимаю, понимаю, что невозможно, но все равно спасибо тебе - хотя за желание это.
meondil
Sep. 22nd, 2005 04:21 pm (UTC)
да не за что. Тебе - спасибо... за то, что _был_. есть. за то, что так замечательно все понимаешь...
( 26 подшито и пронумеровано — отправить запрос )