?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ссора Феанаро и Нолофинвэ



Итак, вашему вниманию предлагается еще один фрагмент Поздней квенты
Сильмариллион 10 тома.

"Великое смятение началось в Туне, и Финвэ встревожился, и созвал
всех своих лордов на совет. А Финголфин поспешил во дворец и, встав перед
Финвэ, сказал:

- Король и отец, ужели не усмиришь ты гордыню нашего брата Куруфинвэ.
называемого - и не напрасно - Пламенным Духом? По какому праву говорит он за
весь наш народ, как будто он - король? Ты - и никто иной говорил некогда с
Квенди, советуя им внять приглашению Могуществ Амана. Ты - и никто
другой вел нолдор трудным путем через опасные земли к свету
Эльданора. Если сейчас ты не раскаиваешься в своих речах - по крайней
мере два твоих сына будут чтить их."

Любопытная деталь: Финвэ собирает на совет _всех_
своих лордов, а Финголфин, как и Феанор в их число не входит, на совет их не
зовут. Это косвенно подтвержает ту мысль, что лорды Финвэ - это, возможно,
те самые участники Великого Похода, которые точили свои мечи несколькими
абзацами выше по тексту, может быть, лидеры отдельных групп еще тех
времен.


" Но когда он [Финголфин] еще говорил, внезапно появился Феанор и
вошел в залу, высокий и грозный. Пламя гнева было в его глазах, и он
был полностью вооружен: высокий шлем (был) у него на голове, а на боку -
огромный меч. <Так и есть, как я и догадывался>, - сказал он. - <Мой
полу-брат успел вперед меня к моему отцу в этом деле, как и во всех других.
Он не стал дожидаться совета, где все слова были бы услышаны всеми, и на
них (мог быть) дан ответ. Он говорит против меня тайно. Такого я не
потерплю!> - закричал он
, поворачиваясь к Финголфину. <Убирайся отсюда,
и займи положенное тебе место!> Затем словно вспыхнуло пламя - он выхватил
свой меч. <Убирайся отсюда и не осмеливайся вызвать мой гнев снова!
Тогда
Финголфин поклонился Финвэ и, не сказав ни слова Феанору, даже не
взглянув на него, вышел из залы. Но Феанор последовал за ним и у дверей
королевского дома остановил его, приставив острие сияющего меча к груди
Финголфина <Смотри, полу-брат! Вот то, что острее твоего языка. Попробуй еще
хоть раз занять мое мести в помыслах и любви отца - и, быть может, он
избавит Нолдор от возможного господина (/того, кто мог бы стать
господином)
рабов>.Слова эти слышали многие, ибо дом Финвэ был на
большой площади у подножия Миндона, и множество народа собралось там.
Но Финголфин снова ничего не ответил и, молча пройдя через толпу, отправился
искать своего брата Финарфина.
Непокой Нолдор уже не был скрыт от Валар, но семя его было посеяло во тьме,
и потому, поскольку Феанор первый открыто говорил против Валар, они сочли,
что он был зачинателем недовольства, превосходя всех в своеволии и
надменности, хотя все Нолдор (теперь) стали горды. Такова, возможно,
природа Детей - что по мере роста они становятся своенравны, и мечтают
бежать из-под опеки, вспоминая ее с малой благодарностью
. Потому Манве
печалился, но (лишь) смотрел и не сказал ни слова. Валар привели эльфов в
свою землю свободно, (чтобы они могли) жить (в ней) или уйти, и хотя они
могли счесть уход неразумием, было бы незаконно удерживать их
от него, если мудрый совет будет недостаточен."

Здесь, помимо большего количества подробностей, есть
существенная деталь - рассуждение (Валар?) о природе Детей - и о том, что
удерживать их силой было бы незаконно.


"Но теперь дела Феанора нельзя было оставить без внимания, и Валар были в
гневе, но (также) и потрясены, понимая (теперь), что здесь приложено
более, чем своеволие юности. Потому Манве призвал Феанора явиться перед
Валар
, чтобы ответить за все свои слова и дела, и он был приведен к
воротам Валмара
. Туда также были призваны все иные, кто был как-то
замешан в этих делах, или что-то знал о них, или у кого была какая-либо
собственная печаль - чтобы поведать ее
.

Затем Мандос поставил Феанора перед собой в Круге Судеб и приказал
ему отвечать на все (вопросы), что будут задаваться ему. Велика должна
быть сила и воля того, кто пожелал бы солгать перед Мандосом, или даже
отказать отвечать на его вопросы. Но у Феанора не было таких мыслей. Он был
настолько одурманен ложью Мелькора, что укоренилась в его гордом сердце
(хотя он еще не осознал ясно ее источник), что он полагал себя правым по
всем вопросам, и (возможностью) иного решения он пренебрег.
"

Здесь интересны две вещи, помимо красочного
противовстояния Феанор-Мандос: то, что к воротам Валмара Феанор был
_приведен_, и приглашение всем, у кого была какая-то собственная печаль
(какая, если для Валар участие в этом деле Мелькора еще неочевидно?).


"Но когда все было сказано, и произнесены все свидетельства, и все слова
и дела были выведены из тьмы на свет
, тогда наконец источник (вражды)
был раскрыт, и злой умысел Мелькора разоблачен, и его ложь и полу-ложь
стала очевидной, и ее мог распознать любой, кто желал увидеть
.
Немедленно Тулкас был послан покинуть совет, чтобы схватить Мелькора и снова
привести на суд. Но и сам Феанор не был признан полностью невиновным,
поскольку он тайно отковал мечи и поднял один из них в несправедливом
гневе, угрожая жизни своего родича.
"

Сравните с формулировкой печатного
Сильмариллиона:
"Но и Феанор не был признан невиновным, поскольку он
нарушил мир Валинора и поднял меч на своего родича:"

"Тогда Мандос сказал ему: <О рабстве говоришь ты. Если бы это было рабство,
ты не смог бы бежать из него, потому что Манве - король (всей) Арды, а не
только Амана. А это деяние было незаконным, в Амане ли (оно совершено) или
не в Амане. Но более дерзко оно в Амане, потому что здесь - священная
земля
. Потому такой приговор будет ныне: на двенадцать лет ты покинешь
Тирион, где ты произнес эту угрозу. В это время посоветуйся с самим собой, и
вспомни, кто и что ты есть. По прошествии же этого времени дело это будет
оставлено с миром и станет считаться исправленным, если остальные простят
тебя>.
Тогда Финголфин поднялся и сказал: <Я прощу моего брата>. Но Феанор не
произнес ни слова в ответ, и после того, как простоял некоторое время в
молчании перед Валар, он повернулся и покинул совет, и ушел из Валмара.
Немедленно возвратился он в Туну, и прежде срока в семь дней, который был
установлен, он собрал свое имущество и свои сокровища, покинул город и ушел
далеко. С ним ушли его семь сыновей, и Финве, его отец, который не пожелал
расстаться с ним, виноватым или невиновным, а также некоторые иные из
Нолдор. Но Нерданель не пожелала идти с ним, и просила (позволения)
отправиться жить вместе с Индис, которую она всегда чтила, хотя это мало
нравилось Феанору
. К северу от Валинора, в холмах близ чертогов
Мандоса
, Феанор и его сыновья создали крепость и сокровищницу Форменос,
и они сложили (там) множество драгоценных камней грудами, и оружие также:
они не оставили те мечи, что сделал Феанор.
Финголфин же теперь правил Нолдор в Тирионе, и так самые слова Мелькора,
казалось, исполнились (хотя именно Феанор своими собственными делами добился
того, чтобы так произошло), и раздор (букв. горечь), что посеял Мелькор,
окреп, хотя его ложь теперь и стала очевидной. И долго еще он был жив
между Феанором и сыновьями Индис."

Формулировка последнией фразы - о раздоре в Доме
Финвэ - в печатном Сильме несколько иная, исходно из Анналов Амана:

"и долго еще был жив между сыновьями Финголфина и Феанора."

С уважением -
Натали, Одна Змея & Кеменкири, Большая Желтая Мышь.

Comments

ronya
Feb. 1st, 2006 07:28 am (UTC)
Ух, спасибо!
Столько новых подробностей! Особенно то, что в этом варианте Феанора обвиняют не только в том, что он поднял меч, но и в том, что отковал - если первое незаконно по очевидным причинам, то второе уже интересно...

"Любопытная деталь: Финвэ собирает на совет _всех_
своих лордов, а Финголфин, как и Феанор в их число не входит, на совет их не зовут."

Я бы не сделала такой вывод из этого абзаца: Финвэ созвал совет, Финголфин поспешил во дворец, при этом он, мне кажется, вполне мог быть и на совет приглашен. Тем более, если Феанор, явившись вслед за ним, говорит: "он не стал дожидаться совета, где его слова могли быть услышаны всеми..." и т.п.
odna_zmeia
Feb. 1st, 2006 11:44 pm (UTC)
Мне кажется, здесь инетересный аспект - что они могут говорить в совете, но не являются членами совета , если можно так выразиться.:) Впрочем, это всего лишь трактовка.:)

После всех этих штудий об оружии мне наконец стало более-менее ясно, почему в отковке меча тоже обвиняют. Потому что меч - для войны.:(