Category: город

далеко гляжу

История одного города

Я собиралась написать этот пост с 2007, кажется, года, и вот внезапно дозрела, наткнувшись на обсуждение идеи референдума о смене названия Волгограда – если ничего не путаю, то на Сталинград, как же иначе. Кажется, референдум даже будет. Но я сейчас не о названии, а о самом ныне существующем городе в самом прямом смысле слова – городе, состоящем из улиц и домов на них; какой он, этот город, что из себя представляет?
Collapse )
Все эти виражи исторических судеб породили странную картину: в городе есть, и немало, памятников войне, они общеизвестны (Мамаев курган, руины мельницы, дом Павлова), последние два, кстати, одновременное довоенные здания, мельница даже дореволюционное, но нет ни одной мемориальной доски с надписью «памятник архитектуры» или «памятник истории», ни одной таблички с указанием старого названия улицы (это, впрочем, неудивительно, иди найди те улицы), местных жителей в большинстве своем без толку спрашивать «а что здесь было раньше» - надо искать в сети, кое-что найти можно, но с большим трудом.
Мне, наивной, кажется, что каждый довоенный дом нынешнего Волгограда, вне зависимости от его архитектурной ценности, должен иметь статус памятника, атрибуцию, историю, они каждый – памятник, войне, которую помнят, людям, которые в них жили, памятник погибшему городу.
Collapse )
О городе Сталинграде и о городе Волгограде, видимо, уже завтра.
Kogti-s!

Записки из дурдома или конец года в госучреждении.

Он пришел вчера днем. Внезапно выяснилось, что завтра - 13 декабря – заканчивается 2007 год, и, видимо, вместо 14 декабря сразу наступит 1 января и будет стоять оставшиеся две недели. В прикладном смысле это означало, что всю оставшуюся на руках работу надо сдать в оставшиеся два дня, а если вам нечем закрыть квартальный отчет, то найдите себе какую-нибудь работу, но не эту, не эту и не вот эту – данные по ним должны уйти в годовой отчет 13-го. К счастью, хотя бы проблема квартального отчета передо мной не стояла – мне хватило и срочного завершения всего имеющегося на руках. "На руках" обозначает все поступившие запросы, включая поступившие, скажем, вчера. В результате этого бабуля из деревни Молитвино Коломенского уезда района получается уведомление о предоплате на 1500 рублей вместо ответа на запрос (потому что для ответа нужно просматривать дела, а сделать это за день невозможно), еще одна тетенька получит отписку в виде формального отрицательного ответа вместо положительного (для положительного требовалась выдача и просмотр еще одного дела, которое не успевали достать) и т.д. Все для блага человека, как говорится. Мне противно даже представлять себе этого человека.
Весь день мы четверо печатаем как печатные машинки, а директор, все бросив, сидит безвылазно в кабинете и подписывает горы нашей бумажной продукции (за последний год количество бумажек, выдаваемых обратившемуся к нам гражданину, по меньшей мере утроилось, и это не ответы по существу, а большей частью фигня, связанная с финансовой отчетностью, которая нуждается в директорской подписи и круглой печати). От спешки все ошибаются и по нескольку раз перепечатывают одно и то же, дорогой мне как память сетевой принтер чудит и печатает пустые листы вместо «полных», к тому же после наверное 40 хождений из комнаты в комнату (он уже в такой стадии износа, что может брать из лотка строго по одному листу, как матричный) меня начинает натуральным образом укачивать. Исправив опечатку, захожу к директору, чтобы еще раз подписать наконец уже последний запрос. Болдина поднимает на меня глаза, и я понимаю, что лучше мне заткнуться и быстро выйти – если бы у нее была чернильница, она бы сейчас полетела мне в голову. Отношу снимать с контроля ответы. Вера, единственный сотрудник, который этим занимается, поднимает на меня закатывающиеся глаза и говорит: «Если вы будете стресс снимать, позовите и меня». – Зачем? – туплю я. – Я тоже стресс сниму.:)
Захожу в отдел, слышу чью-то злобную фразу про «наше счастливое детство», вслед за мной, как-то истерически смеясь, в комнату входит Ольга, зам. директора, и задумчиво произносит: «Есть что-то символическое в том, что именно сегодня я составила план мероприятий на случай возникновения чрезвычайной ситуации». Офигев, спрашиваю ее, зачем это. «А меня заставили – для годового отчета». Кажется, нам остро недостает плана одомашнивания стаи собак, живущих на станции метро «Калужская» - или плана выведение блох у вышеназванной стаи собак - и плана росписи свободных стен в хранилищах цветочками.
В прошлом году конец года в мэрии, которой мы подчиняемся и которой обязаны 95-ю процентами этого идиотизма, наступил 23 декабря, в этом году – 13-го. Бобер в утешение поведал, что РГНФ в этом году закончил год 19-го ноября. Я надеюсь, эта мысль не запечатлелась где-нибудь в ноосфере, и в следующем году нас не будет ждать то же самое, скажем, 1 октября – а то вдруг милые люди в аппарате мэрии за месяц не справятся с подсчетами наших трудовых рекордов? Или, например, они примут соцобязательство закончить пятилетку в четыре года. А что, неплохая идея...