Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

jump

Извините, разбирает:)

Еще один продукт рабочего вечера. Разобрав некоторое количество артефактов из жизни быта российской армии первой четверти 19 века, мы занялись очередным куском семейной переписки Пестелей.
Иван Борисович Пестель - сыну Павлу, 6 июня 1819 года, Петербург:
"Все идет хорошо, за исключением финансов. А поскольку это один из основных пунктов существования, то наше существование испытывает некоторые препятствия!!!" (оригинал по-французски, перевод zaffarrana).
Иван Борисович большой стилист, мне так не сформулировать, поэтому я просто скромно присоединюсь.:)
колючка

Тоже что-то вроде итога

Тоже напишу, хотя Мышь и Лю уже прорекламировали:).
В общем, в шестом номере журнала "Исторический архив" за этот, т.е. 2013, год вышла наша с Мышью публикация, которую Лю сверстала и вывесила в сеть: Лебедева Ек.Ю., Соколова Н.А. «Наместо того, чтобы наградить меня, нашли средство меня наказать»: Письма П.И. Пестеля генерал-лейтенанту А.Я. Рудзевичу. 1819 – 1820 гг.
Лю за этот год сверстала и вывесила все мои старые статьи и публикации, и даже их рекламировала, а я все тупила у себя повесить ссылки, но хоть под Новый год вывешу, пусть будут. Вот они:
Н. А. Соколова. Эпоха Наполеоновских войн в семейной переписке Пестелей
Н. А. Соколова. Военные страницы биографии П.И.Пестеля
Н. А. Соколова. Укоренение рода Пестелей в России: новые источники
Н. А. Соколова. Семейство Пестелей и Россия: новые архивные материалы

Если смотреть на выходные данные, то предыдущая была вроде бы недавно, в 2009 году (год "Городка", с ума сойти. Да, я ездила за авторскими за несколько дней до выезда на полигон. Переломный был, оказывается год - что в отношениях к ролевому движению и ролевому сообществу, что в смысле публикаций, оказывается.:) ). На самом деле это не так, статья была написана года в 2000, и никак никуда не продвигалась, пока институтская подруга не предложила помочь напечатать (где-то через год она-таки вышла, публикация - это долго). Статья вышла, а в грант, для попадания в который и нужно было наконец напечататься, меня все равно не взяли, и 22 том "Восстания декабристов", где опубликована семейная переписка Пестелей, вышел не в переводе zaffarrana и без моего участия; так что труд нескольких лет, в первую очередь переводчика, но и мой отчасти тоже, завис в воздухе.
Когда тебе 45 лет, как мне, и из академической науки ты вроде бы давно выпал - диссертация не защищена и не будет защищена, времени и сил на научную работу нет, потому что нужно работать и зарабатывать, а даже если бы и были - куда с этим дальше деваться, когда писать, где печатать, словом, когда кажется, что шоссе анизотропное по условию, и все, что считал делом своей жизни (и, таким образом, своими обязанностями, потому что "дарование есть поручение, должно исполнить его несмотря ни на какие препятствия" (с)), растрачено зря; в общем, в столь звездный момент, каким для меня был в декабре 2012 выход вышеназванного 22 тома с перепиской (поздравляю тебя, Шарик, ты разменяла свою жизнь на ерунду, а теперь иди убей себя об стену) первая после 10-тилетнего перерыва нормальная научная публикация что-то значит.:)
Я надеюсь, что это будет неким переломом - что она не последняя (еще одна в процессе, и редактор "Исторического архива" оказался очень заинтересован), что, кроме публикаций документов, мы с Мышью напишем еще статей и тоже их напечатаем; мне кажется, что за прошедшие 10 лет я чему-то научилась и стала писать четче и лучше (да, часть из того, что выложено Любелией, я сейчас написала бы иначе, ну так надо просто писать:)), что мы все-таки придумаем приемлимый вариант со Стасиным переводом переписки; в общем, я надеюсь, что у меня есть еще сколько-то времени на это ("Ниггль", "Лист работы Ниггля" - он об этом, ужас потраченного времени и упущенного шанса).
В юности, когда я только собиралась и только начинала заниматься биографией Павла Пестеля, я мечтала, что сумею изменить общее мнение о черной горилле, чудовище вида ужасного, что сумею если не оправдать его, то защитить. Став старше, поняла - нет, не сумею, не я первая, в конце концов, свернула на этом шею, без толку сражаться с общим мнением и стереотипами, за минувшие 10 лет стараниями того же историка О.И. Киянской количество вылитой грязи увеличилось в разы. Заодно, правда, история, сделав круг вновь вернула актуальность теме "выхода на площадь" и разрушителей основ нашего всего, то есть стабильности. Переубедить никого нельзя, изменить общественное мнение не выйдет, но если тебе есть что сказать, то встань и скажи; ввод в научный оборот новых сведений - лучшее, что можно сделать для защиты доброго имени человека, даже если тем более, если этот человек давно умер.:)
Ну вот, как-то так. Все остальное там написано, если вдруг будет интересно, то там (и в прочих вывешенных Любелией статьях) можно прочесть, а я выключу трансляцию на тему, про которую могу говорить часами, может быть, если будет интерес, разгонюсь еще на что-нибудь в формате ЖЖ.
Совсем последнее, но без этого никак нельзя. Никакой публикации просто не было бы, если бы не мои прекрасные друзья, которые меня пинали, помогали и верили, что все получится. Ничего не вышло бы без Мыши, и публикация такая же ее, как и моя, без ее готовности подставиться под летящий на нее сияющий кирпич,:) без ее времени, труда, архивных поисков, без кнопочки "найти", которой Мышь, как всякая мышь, превосходно оснащена,:) без Фреда, с его идеями естественно-научного комментария, без финальной верстки, с которой я бы просто рехнулась, без Стаси, переводившей с польского (вроде бы просто статью из Википедии, но без этой статьи не было бы не только куска комментариев, но и куска реальности, который встал на свое место и дополнил картину, возникающую от писем), без Любелии, которая все это верстала, вывешивала и рекламировала (а еще ждала, пока мы что-то все-таки напишем), ну и наконец, без Миши Катина-Ярцева, редактировавшего вступительную статью, который, наверно, этого поста не увидит, потому что давно потерял пароль от ЖЖ, но, если бы не он и его рекомендация редактору журнала, я просто не знала бы, куда с этим идти (10 лет мимо специальности даром, увы, не проходят, связи я растеряла) - научную статью не повесишь на забор.:). Заодно, кстати, стоило бы поблагодарить тех, кто переводил в электронный вид описи ГА РФа и РГАЛИ - если бы не новые возможности поиска, материалы этой публикации так и лежали бы на Свалке Истории в фонде "Коллекции документов личного происхождения" или в фонде некоего коллекционера всего, пока кто-нибудь на них случайно бы не наткнулся.:) РГАЛИ даже картинку с документом в сеть выложил, мы даже дела не заказывали, текст с сайта списали, попутно передатировав и определив адресата письма.:)
Спасибо вам.
Мы это сделали, Мышь! Если Бог даст и у нас будет время, и завтра к власти не придут финно-угорские националисты или еще кто-нибудь, не к ночи, давай пожелаем нам дальнейших творческих узбеков.:)
Tuman

Дыбр второй. Сапиенсы.

Коллега моя, Ирина, делит людей на сапиенсов и несапиенсов. Несапиенсы в глаза лезут активнее, особенно когда ездишь в электричке - там люди виднее, чем в метро, даже в час пик. И еще там по телефону удобнее говорить, и вот они, особенно девы, начинают болтать - почему-то очень громко, такими манерно-ма-асковскими голосами, на весь вагон рассказывая очередной подружке о сложностях личной жизни. Голоса эти имеют какое-то особый тембр, от них невозможно отключиться. Наши квартирантки-девы почему-то все имели примерно такие же. Интересно, бывает ли мода на голоса? У меня такое чувство, что это именно мода.
Так вот, еду вчера с работы, рядом со мной молоденькая девушка, милая, аккуратно одетая и накрашенная, по виду планктон-планктоном, взгляд не задержится. Говорит по телефону с подружкой - долго, всю дорогу, зацепило меня, что говорит тихо, жалуется на работу - на график, штрафы, усталость. Я не вслушиваюсь, что-то долетает только потому, что она сидит рядом. Вдруг у нее звонит телефон (да, телефонов у девы оказалось два) - Томилино, связь плохая, звонок срывается еще раз. Звонит, оказывается, мама, дева охает, извиняется: "Ой, забыла. У меня все из головы выпало, я сейчас по дороге зайду, я скоро уже приеду! Да, мяса купить?" Я оторопела - от естественной, не наигранной, не показной, заботы в голосе, от человеческого лица этой девочки. С мыслью "какую хорошую дочь вырастила ее мама", выпала из электрички, а дальше мысли кончились, потому что после общественного транспорта в час пик думается плохо.
Сегодняшнее утро, электричка. Сознания все-так же исчезающе мало, температура за бортом по-прежнему бодрящая. Напротив нас едут двое немолодых мужиков - обычных, обычно одетых, говорят тихо, мата не слышно, так что внимания не привлекают.:) Вдруг до меня долетает сказанное чуть громче: "ЦАГИ". Вскидываюсь, смотрю внимательнее и давлю возникшее - от усталости, что ли? - желание заплакать. У вчерашней девочки - милое, юное, располагающие к себе лицо, по которому еще не скажешь, что за человек. Этих двоих не заметить можно было только от крайней усталости - они были прекрасны, эти двое не то коллег, не то соседей, не то и то и другое, потому что ехали они наверняка из Жуковского, прекрасна чистая, грамотная речь, лица, в которых светился ум, развитый, которым пользуются каждый день. Не поняла, работали ли они в ЦАГИ раньше или работают там до сих - говорили о делах, о работе, о "119-й площадке", почему мне и показалось, что работают до сих пор - там или в какой-то другой оборонке. Дочь инженера-электронщика во мне старалась не плакать - они не поймут, да и что я, в самом деле? Вот они, двое сотрудников НИИЧАВО , едущих на работу - живы-здоровы. Они похожи как родные братья на гостей нашего дома, коллег и друзей отца, приходивших в гости обсуждать очередной проект (да, и попутно, к примеру, сделать мне домашнее задание по черчению), на тех, кому он объяснял по телефону: "Я взял два сопротивления по 20 Ом и соединил их параллельно... " - и так битый час, на коллег Мышиного отца, с которыми мы пили на поминках - они рассказывали о полигонах, командировках и испытаниях и безошибочно видели во мне свою. Они прекрасны, эти люди, они соль земли, они - золотой фонд этой страны, сотрудники бесчисленных НИИЧАВО, по большей части никому не нужные теперь.
Было такое чувство, словно я вернулась домой.
А потом я приехала на работу и через некоторое (не такое уж большое:)) время собралась обедать. Столовая наша на лето закрылась, и я пошла "в депо" - столовую депо "Калужская", в которую мы ходили много лет подряд, пока не открылась наша. Ну да, лет 20 я туда, что ли, хожу - последние годы только летом, когда наша закрыта. Собралась с некоторой дрожью - боялась, что что-то изменилось с прошлого лета. Ну да, годы идут, никто не молодеет, а народ там все эти 20 лет один и тот же, и я их всех прекрасно помню. Зря боялась - они все на месте, и раздатчица Лена, которая помнит, что я обычно беру, так что даже говорить ничего не надо (до сих пор помнит, хотя видит меня редко!), и Наталья Яковлевна, их заведующая и заодно иногда кассирша. Это так тепло, когда люди, которых ты видишь 15 минут в день, да и то не часто, улыбаются тебе и говорят: "Здравствуйте, как приятно вас видеть", - и мне тоже тепло от того, что они все еще здесь, они здоровы и работают. Обычные люди, как говорят, простые люди, не светила науки, не конструкторы ЦАГИ, но лица их так же светлы, только это свет доброты.
Это было так много - за один только день...
Утром, пока ждали электричку, высоко над нами летел самолет. Вдруг подумала, что звук самолета для меня - это звук покоя. Для жителя нашего угла реальности, т.е. окрестностей Жуковского, это нормально, это было всегда.
Вот этого, наверно, хотели эльфы - неизменности мира, тех же звуков и запахов, цветения лип и далекого собачьего лая по ночам, и чтобы те же люди, или нет, пусть даже люди другие, но видеть их такими же, озаренными светом доброты или интеллекта, одержимости и любви к своему делу.
Пусть они будут.
now_sleeping

Дыбр

Кажется, целюсь заболеть - коллег косит отборный породистый вирус.
Отпросилась, туплю, вдруг зачем-то взялась редактировать раздел "о себе" профиля (почему сейчас?:)).
Заодно по итогам ряда разговоров завела себе интерес - родиться в СССР. Как бы еще обозначить менталитет "гражданина империи" - несуществующей, гм.:) Надо ли его вообще обозначать, зачем мне публичность?
Все, прекращаю флудить, ушла кормить собаку лекарствами и себя - арбидолом.:)
Tuman

"Чтоб тебе жить в эпоху перемен" (китайское проклятие). Год 1990-й, часть 1-ая, юность:)

Добрые друзья вдумчиво подошли к выдаче мне дат для флуда.:) Начну я, пожалуй, все-таки по хронологии, поэтому сейчас 1990 год от Фреда. Весь не влез, пока первая половина.:)
Бывают годы, которые помнишь по месяцам, бывают даже по дням. 1990 – очень долгий год, счастье все же, что по дням я помню его не весь.
Как бы еще рассказать так, чтобы получилось более-менее понятно всем читателям? Collapse )
arkhiv

История вторая - о благотворительности и не только

История вторая – полностью в рамках закона.:)
Запрос от гражданки Селезневой В.И., 1907 года рождения (!). Прошу предоставить сведения о моем родственнике Генрихе Митчинере, купце и большом мИцинате, спонсоре Московского зоопарка. Похоронен в Москве на Введенском кладбище, надписи на памятнике (по-немецки) воспроизведены.

Сначала все тоже вполне традиционно: 1848 год, Генрих Метшенер, купец Басманной слободы, вероисповедания лютеранского, грамоту знает, торгует меховым товаром, женат, отец, Бернгард, торгует тем же, лютеранин, грамотный, женат вторым браком, двое детей.
Потом… потом был волынский купец Вениамин Метшенер, студент Петровской сельскохозяйственной академии, через год ее покинувший. Связь между Волынью и Москвой не прослеживалась.:)
Collapse )

Наверное, столетней бабушке-заявительнице не нужно было от нашего ответа ничего конкретного, но есть некоторые смутные подозрения, что родственники помоложе, вероятно, рассчитывали таким образом переехать на пмж в Германию. Увы, с такими предками им и в Израиль не попасть.:)
Звонить они мне не звонили, претензий не предъявляли – а если бы позвонили, я бы поблагодарила за возможность узнать эту историю.